Скандал в школе — Дима зицер школа

Дима Зицер: «Травля в школе начинается со слов «все должны»

Травля, или буллинг, отнюдь не редкое явление в детской среде. В ответе за него взрослые — родители и учителя, утверждает педагог Дима Зицер и объясняет, что делать, если буллинг в школе все-таки происходит.

Можно ли сказать, что жертва буллинга сама дает для него повод? Почему в одних школах травля случается, а в других нет? В чем состоит профилактика буллинга? Как объяснить детям, что травить другого недопустимо? На эти вопросы отвечает педагог Дима Зицер.

Были ли в вашей собственной биографии случаи буллинга?

Я перешел из обычной дворовой школы, в которой учился первые три года и был там бесконечно счастлив, в специальную физико-математическую школу. Ни до этого, ни тогда, ни сейчас я ничего не понимаю ни в физике, ни в математике. А родителям, наверное, очень хотелось, чтобы я понимал и они могли гордиться мной. Я там оказался другим: с другими мотивациями, с другими желаниями, иначе выражал свои мысли, иначе себя вел.

Я попал в непростую ситуацию, меня побили пару раз, но, что интересно, это довольно быстро закончилось, не помню почему. Наверное, это такая травма, которую закрывают и не открывают больше. Но помню, что через пару лет, когда я был в шестом классе, была попытка травить другого мальчика. Правда, никто никого не бил, а все, говоря нынешним языком, стебались над ним. И я однажды присоединился к травящим и до сих пор помню жуткое ощущение внутри. Пустота внутренняя, холодок по спине. Для меня это была прививка.

Буллинг намного сложнее, с одной стороны, и намного проще — с другой, чем может казаться. Это история очень часто иррациональная. Хотя рациональное найти, конечно, можно, если долго копать. Владимир Высоцкий, помнится, сказал: «Мы на роль предателей, трусов, иуд в детских играх своих назначали врагов». Не понимая, что это значит. Очень точно сказано.

Мне кажется, что дети сами не всегда могут различить, где травля в школе, а где личный конфликт?

Нет, такого не бывает. Мы знаем, когда нас травят, и мы знаем, когда у нас с кем-то конфликт. Конфликт — это всегда история личностная. В случае травли люди объединяются против кого-то одного. Мы всегда знаем, где молчаливое большинство, где активное большинство. Мне кажется, здесь путаницы никакой нет. Травля происходит не потому, что человек другой, как многие думают. Мы ищем причину в человеке, которого травят, — это принципиально неверно. И комплекс жертвы устроен ровно так: что я сделал не так?

Травля в первую очередь — упрощение отношений, самый простой, самый примитивный уровень взаимодействия

На самом деле тот, которого травят, практически ни при чем. Мне кажется, что травля в первую очередь — сумасшедшее упрощение отношений, это самый простой, самый примитивный уровень взаимодействия. Мне почти ничего не надо делать, чтобы объединиться с другими, с какой-то компанией, и отреагировать на что-то. Ты сам не умеешь вопрос решить и идешь самым простым путем. Даже отрефлексировать толком не можешь, что происходит. То есть это еще и неумение взаимодействовать с самим собой.

Понятно, что один ребенок может задирать другого. Но почему в каких-то случаях другие к этому не подключаются, а в каких-то объединяются и начинают травлю?

Здесь надо говорить про коллектив. Если на уровне класса, компании, коллектива все устроено так, что у нас отношения личностные, тогда шансы для возникновения буллинга намного меньше. Потому что с раннего возраста мы умеем строить личностные отношения. А если мы в парке сгрудились толпой, то шансов намного больше.

Яркий пример — фильм «Чучело». Это тончайший фильм, он весь в оттенках, в мелочах, его довольно трудно смотреть, но тем не менее.

Помните училку там? Что для нее было самое главное? «Мы же вместе все. Мы дружим».

Невозможно дружить вместе. Это просто обман, это манипуляция, говоря на профессиональном языке. Если меня научили с шести лет, что мы единый коллектив, что мы сжатый кулак, если мы принимаем коллективные решения, если у нас воля большинства во главе угла, а вовсе не право меньшинства, тогда прямая дорожка к буллингу прокладывается. И другое дело, когда в коллективе взрослые работают на тему, что все мы личности.

Так все-таки взрослые виноваты в буллинге?

Взрослые всегда виноваты. Дети могли научиться всему только у нас. Я, правда, не знаю, должны ли мы обсуждать это в таких категориях — виноваты или нет, — но руку к этому мы точно приложили.

Допустим, моего ребенка начали травить. Что мне делать?

Одна из наших ролей — это защищать наших родных и близких. Всеми доступными средствами. Все!

Насколько я знаю, в Америке буллинг — это дело учителя. В том смысле, что он не должен его допустить. А если буллинг все-таки начался, учитель обязан его прекратить. Учителя обучены справляться с этой ситуацией. А есть ли у наших учителей такой инструментарий?

Тут работает правило «предупрежден — значит вооружен». Если учитель понимает, что это довольно частое явление, значит, он настроен на то, чтобы услышать, учуять и спасти. Если его тактика — все проблемы замести под ковер, тогда ему проще всего проскочить мимо.

Педагог понимает, что его подопечные начали травить ребенка. Что ему делать?

В первую очередь, включать в ребенке рефлексию. Причем рефлексию внутреннюю, индивидуальную. Ни в коем случае не по принципу: «Зачем ты это делаешь?» Мы получим ответ типа: «Потому что он поступил подло». И дальше мы выйдем на такой тонкий лед, где подло — это субъективное понятие.

Буллинг строится на почти животных рефлексах, ребенок не понимает, что с ним происходит

Нет, тут главное — разобраться, откуда берется этот механизм. Как он включается? И тогда мы можем начать разговаривать с ним про другие способы взаимодействия, про то, что можно с этим сделать. Ну, например, ребенок, которого травят, действительно толстый. И у меня может по этому поводу возникать определенная эмоция, я имею на это право. Но вопрос в том, что я с этим чувством делаю?

Но как включить рефлексию на уровне целого коллектива?

Так я же говорю: надо переводить взаимодействие человека и коллектива на уровень личностного взаимодействия.

Значит, работать с зачинщиком?

Читать еще:  Энди шеф крем на сливочном сыре, декор торта кремом чиз

А что мне это даст? Нет, я буду работать индивидуально с каждым. Чтобы показать, что наши связи могут быть устроены совсем иначе. Надо сменить систему координат. Как только ребенок сможет мне рассказать, почему он получает удовольствие от травли кого-то, — дело сделано. Потому что буллинг строится на почти животных рефлексах, ребенок не понимает, что с ним происходит. Нужно, чтобы он этот инстинкт вывел на уровень осознания.

Как только возникает слово «все» — возникает почва для буллинга: «Все дети должны быть худыми, нельзя быть толстым» и так далее. Но мы все имеем право быть другими

Например, он скажет, что делает это, чтобы привлечь внимание девочки со второй парты или чтобы другие мальчики на него смотрели с обожанием. Если он это произнес — моментально обнаруживается, что для этого есть другие инструменты. Чем мы отличаемся от животных? Свободой воли, правда же?

Какую прививку ребенок может получить в семье, чтобы у него мысли не возникало о буллинге?

Ему нужно давать право на себя. Обратная этому идея — «все дети должны поступать так-то». «Все мальчики не должны плакать». «Все девочки должны уметь готовить». Как только возникает слово «все» — возникает почва для буллинга: «Все дети должны быть худыми, нельзя быть толстым» и так далее. Мы все имеем право быть другими.

Мне очень нравится формулировка «Все люди разные, но все они равны». Если на этом фундаменте строить воспитание, может быть, тогда и дети не будут реагировать на тех, кто другой.

Почему, пусть реагируют, только пусть у них будут инструменты этой реакции. Мы рождаемся ведь без ненависти. Как же мы потрудились-то, чтобы она возникла?! А так: говоря «это только черное», «это только белое», «кто не с нами, тот против нас». Все знают эти «замечательные» формулы взрослого мира. Мы толкаем их, толкаем и, когда дотолкаем до этого края пропасти, говорим: «Ах, что же это делается. »

Может быть, есть еще какие-то важные слова или пожелания, чтобы поддержать родителей, педагогов и, конечно, детей?

Я приведу цитату: «В страдании у ребенка нет надежды, рассудок не протягивает ему руку помощи, в тяжкую минуту ему не за что ухватиться, кроме самого горя». Это сказал Андерсен. Я даже не буду пытаться сказать лучше, это удивительное высказывание очень в тему.

Я бы очень хотел всем пожелать, чтобы вы помнили об этом. Когда человек оказывается в беде, тем более человек, который слабее нас, мы можем дать ему только поддержку.

Нам нет никакого оправдания, если мы скажем: «Ты сам виноват, ты вел себя неправильно». Только поддержка! Ему больно, ему плохо. Я обращаюсь сейчас к жертвам этого ужасного явления: когда вам плохо, вы имеете право на любую помощь: от родителей, от полиции, от друзей, от кого угодно. Когда нам плохо, мы имеем право защищаться.

Буллинг глазами подростков

Представь ситуацию: в школе тебя травят, провоцируют и унижают. Как ты поступишь? Вот что ответили московские школьники:

  • «Я всегда решаю свои вопросы сама». Алика, 17 лет.
  • «Надо сначала попытаться узнать, почему такое отношение к тебе, чтобы понять, что ты делаешь не так». Таня, 18 лет.
  • «Я считаю, что лучшая защита — это нападение». Даня, 14 лет.
  • «У меня такой характер: если на меня кто-то наезжает, то я тоже наезжаю». Оля, 14 лет.

Об эксперте

Дима Зицер – доктор педагогических наук, директор Института неформального образования INO, автор книги «Свобода от воспитания».

Дима Зицер: «Оценивая детей, мы убиваем в них интерес»

Делаем ли мы счастливее ребенка, когда говорим ему «молодец»? Нет, мы приучаем его к похвале, как к наркотику. Всем нам необходима честная и человеческая обратная связь, но как раз оценку она не предполагает. К чему ведет наша привычка оценивать и сравнивать детей, объясняет педагог Дима Зицер.

Катерина Мурашова: «Психолог не может вас изменить»

В рамках проекта «Прямая речь» прошла лекция «Что может и чего не может психология» известного психолога, колумниста Катерины Мурашовой, посвященная основным иллюзиям о работе психотерапии. Несколько важных мыслей.

«Любить нельзя воспитывать». Педагог-практик Дима Зицер и его система воспитания

Впервые я услышала об этом человеке на «Радио Маяк», где шел его проект «Любит нельзя воспитывать». И, честно, заслушалась. Впервые слышала того, кто так доступно говорил о вещах, которые волнуют любого родителя. Основой его концепции было то, что основой коммуникации с ребенком должна быть любовь и уважение. Он всегда говорил доступно и просто, отвечал на самые сложные вопросы, связанные с воспитанием, взаимоотношением детей и родителей (в разном возрасте), давал советы, как находить подход к детям в подростковом возрасте. Послушать все его передачи можно и сейчас на радио «Маяк» .

Кто же такой Дима Зицер и его принципы в воспитании

Дима Зицер — педагог-практик, представитель гуманитарного направления в педагогике. Окончил Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена (филология), а также Санкт-Петербургскую академию театрального искусства. Автор книг «Свобода от воспитания», «Любить нельзя воспитывать», «(НЕ) Зачем (НЕ) ходить в школу», «О бессмысленности воспитания подростков» и др., а также ряда статей в различных изданиях: Сноб, pravmir.ru, Psychologies и др. Автор и ведущий еженедельной программы «Любить нельзя воспитывать» на радио «Маяк»

Основа его концепции в искренней вере в то, что любой человек рождается свободным, что он не может и не должен быть дискриминирован по полу, национальности, интересам, возрасту. Если по первым пунктам в мире существует хоть какой-то консенсус, относительно возраста (в первую очередь раннего) этого сказать никак нельзя: дети — самая большая дискриминируемая группа людей. Такое положение дел для него кажется несправедливым и опасным, причем не только для детей, но и для человечества в целом.

Ребенок в его понимании — это личность, с которой нужно выстраивать партнерские отношения. Ребенком нельзя манипулировать, использовать психологическое давление, обижать. С ним надо взаимодействовать, искать слова и методы, чтоб быть понятым и услышанным, без применения силы, повышения голоса. Родители должны быть теми, кто всегда будет на стороне ребенка, даже если он неправ. Ведь дети живут очень униженно: в мире, где любой взрослый только потому, что он больше и старше, норовит их перевоспитывать.

Вместе со своими коллегами он развивает проект Неформальное образование и школа НО «Апельсин» в Санкт-Петербурге, где успешно реализует все свои концепции

Вот основные принципы воспитания от Димы Зицера

1. Я не воспитываю своих детей.
2. Перед тем, как сказать что-то ребёнку, нужно глубоко вдохнуть.
3. Теория поощрения и наказания детей — совершенно садистская.
4. Важная тайна про детей: никто не умеет прощать, как они.
5. Парадигма «подготовки к жизни» вместо самой жизни мне не близка.
6. Одно из лучших качеств родителя — умение посмеяться над собой.
7. Родители — это мир, в котором живут их дети.
8. Дети — это единственные люди на свете, для которых ты можешь быть божеством.
9. Когда твоему ребёнку 25 лет, ты смотришь на него и думаешь: неужели я могу иметь отношение к этому прекрасному человеку?
10. Меня не бесит в родительстве ничего!
11. Детей нельзя испортить любовью.

Читать еще:  День ангела у Виктории: именины у Вики по церковному календарю

Более подробно по всем принципам вы можете почитать здесь

Кстати, в воспитании своих детей Дмитрий придерживается тех же принципов

Цитаты из книг Димы Зицера

Для того чтобы человек осознавал опасности, в частности в Интернете, его совсем не нужно пугать и ограничивать. Его нужно научить задавать вопросы и сомневаться. Дима Зицер «О бессмысленности воспитания подростков»

Норма – это когда мы не думаем постоянно о том, что можно и чего нельзя любимому, а просто живем вместе, ежеминутно наслаждаясь общением, да и самой возможностью быть рядом. Д има Зицер «Свобода от воспитания»

Если человек понимает, чего он хочет, если может, пусть интуитивно, сформулировать, зачем это ему нужно, если он спокоен и счастлив, дальше все пойдёт почти само собой. Дима Зицер «Любить нельзя воспитывать»

Когда ребёнок уверен, что ему есть куда обратиться, когда он понимает, что взрослые — люди ответственные, что они готовы предоставить ему поддержку, а не окончательно испортить жизнь, он непременно расскажет нам обо всем. Расскажет, потому что это естественно для человека — делиться, просить помощи и принимать ее. Дима Зицер «Любить нельзя воспитывать»

Как легко мы можем испортить прекрасный день, сделав замечание, от которого ничто не поменяется, — только наше общее настроение. Дима Зицер «Свобода от воспитания»

Очередная родительская ловушка заключается в том, что, вводя систему «можно – нельзя», мы лишаем свободы – нет, не детей – самих себя! «Дима Зицер Свобода от воспитания»

Если я не понимаю, зачем иду в школу и что там для меня хорошего и важного, я приучаюсь не жить, а существовать, тащиться по жизни, я приучаюсь к тому, что жизнь — это такое убийство времени. Дима Зицер «(Не) Зачем (не) идти в школу?»

Перестаньте оправдывать собственные гадости чьим-то плохим поведением или непослушанием. Дима Зицер «Свобода от воспитания»

Читайте книги Дима Зицера, слушайте передачи, смотрите его канал на YouTube. И возможно, что-то будет полезно и интересно лично вам. Или вы найдете ответы на давно интересующие вас вопросы, взгляните на процесс воспитания с другой, совершенно новой стороны.

Спасибо, что дочитали:) Пишите комментарии, подписывайтесь на канал, если понравилось

Как школа портит ребёнка. 7 главных ошибок родителей школьников

Как только в жизни ребёнка появляется школа, отношения в семье часто кардинальным образом меняются. Ссоры и скандалы из-за несделанных уроков, плохих оценок и баллов ЕГЭ буквально превращают до сих пор любящих друг друга людей чуть ли не во врагов. Что делать, если между вами и ребёнком встала школа?

В каких случаях родителям стоит посмотреть на себя со стороны, признать и исправить свои ошибки? Рассуждает Дима Зицер, доктор педагогических наук, директор Института неформального образования INO:

1. Позиция родителей: Ребёнку нужна строгая учительница, у которой высокие результаты.

Дима Зицер: Что происходит, когда ребёнок попадает к требовательной учительнице? Его подавляют, он учится подчиняться, «отключать» свою волю. Такой ученик становится очень удобным для диктатора. Худшая формулировка взрослых при этом (не только учителей кстати): «Делай, потому что я так сказал». В такой ситуации ребёнок точно не научится принимать решения, выбирать, окончательно забудет, чего он сам хочет. Зато наверняка научится другому: он не должен задавать вопросы, надо подчиняться, кто сильнее, тот и прав. Он постепенно может потерять способность даже анализировать самостоятельно. Либо, вырастая, ребёнок становится сам агрессором и диктатором — дабы подавлять уже других. Причём часто это происходит не по злому умыслу.

Выбирать учителя надо обязательно вместе с ребёнком. Сейчас такая возможность есть всегда, потому что дети перед поступлением в 1 класс ходят на подготовительные курсы. В 6 лет ребёнок вполне может осознанно высказать своё мнение, особенно если родители его любят и поддерживают. Поэтому уходите от категорий: добрая-злая, строгая-нетребовательная. Может ли учитель сделать так, чтобы ребёнок развивался, не потерял любопытство, чтобы у него было право задавать любые вопросы (потому что это основа учения)? Вот это главное.

2. Позиция родителей: Ребёнка лучше отдавать в «сильную» школу, гимназию или лицей, где много требуют.

Дима Зицер: Начнём с того, что неправильно в отношении детей использовать глагол «отдавать» — это же не вещи. Какой должна быть школа? Интересная, напряжённая в том смысле, чтобы ребёнок мог развиваться. Чтобы ребёнку было в ней комфортно. А не по принципу: эта школа модная, престижная. Или: «там ему не дадут спуску». Мы же хотим, чтобы дети сохранили те самые человеческие качества, о которых мы сказали выше. А если у ребёнка после школы и выполнения уроков вообще не остается времени на себя, он тут же начнет делить свою жизнь на плохое и хорошее. И очевидно, в какой категории окажется школа и всё, что с ней связано. А дальше родители пойдут к психологу: «Мой ребёнок стал ленивым, он совсем ничем не интересуется, он совершенно не любопытный». Человек должен учиться с удовольствием.

3. Позиция родителей: Ребёнка надо нагрузить дополнительными занятиями и секциями помимо школы. Если он никуда не ходит, это плохо.

Дима Зицер: Тем, кто так думает, я советую оглянуться вокруг: как сложилась жизнь людей, которые поступали именно так, например ваших родителей или родителей ваших друзей? По логике, мы сейчас с вами должны жить среди великих спортсменов, поэтов, художников, инженеров. Но почему-то этого не происходит. И если мы зададимся этим вопросом, то вынуждены будем признать, что в логике выше сказанного есть какой-то изъян. Но мы же способны не повторять чужие ошибки! Здорово, если человек занимается тем, что он любит. Идеально, если ребёнку тоже нравится музыкальная школа или спортивная секция, куда его отвели родители. Но чаще всего это вызывает сумасшедшее сопротивление. А в 7 лет ребёнок сопротивляться не очень-то может. Потому что боится, не хочет огорчать родителей или просто не в состоянии внятно сформулировать отказ. Вот и получается, что ребёнок учится тому, что не любит, не понимает, зачем ему это делать, не может в этом направлении развиваться, даже с самым хорошим педагогом. Получается такая тюрьма для ребёнка. Разве вам его не жаль?

Если ребёнок отказывается посещать любые занятия, значит, как-то много уже у него этого было в жизни. Родители явно хватили через край. Другая распространённая ситуация. Ребёнок пробует чем-то заниматься и бросает. Родители этого очень боятся. Но ведь это очень хорошо — пробовать и бросать. Это поиск, что очень характерно для детей 6-7 лет. Взрослые же именно так и поступают — выбирают театр, кино, книжки, даже партнёров.

Читать еще:  Навруз байрам что это за праздник – новруз байрамы

4. Позиция родителей: Ребёнку надо активно помогать делать уроки или хотя бы контролировать их выполнение.

Дима Зицер: Прежде всего, отнеситесь к домашним заданиям спокойно. Если ребёнок хочет делать дома уроки — это некая форма ненормальности. Вот это должно взволновать родителей! Много детей вы видели, которые хотят делать уроки? Приходят домой из школы и говорят: «Ну-ка, я сейчас вместо того чтобы поиграть или погулять займусь любимым делом — уроки поделаю». Ну это же бред? Скажу крамольную вещь. Мне непонятна логика учителей: дома повторить то, что сделали в классе или не успели сделать. На следующий день повторите! Успевайте на уроке, если вы профессионалы. Вам за это зарплату платят. Можно построить урок так, что ребёнку захочется дома глубже исследовать пройденную на уроке тему (замечу: в первом классе такого не бывает), узнать больше, и проектная деятельность на этом основана. Но увы, не все учителя способны так преподавать. Спросите себя, что важнее: удовлетворить учительницу и сделать то, что задали в школе любой ценой — манипулируя ребёнком, говоря, что это его работа, «кончил дело — гуляй смело» и прочие глупости? Или вместе провести время, поболтать, почитать, поиграть, погулять? В 7 лет дети нам ещё очень верят. И очень стараются завоевать нашу любовь. Но уже к 8 годам мы умудряемся нередко сделать так, что дети перестают нам верить. Это сколько раз надо ребёнка обмануть! Уроки — это не ответственность 7-летнего человека. Это ответственность учителя, который странно так поступил и задал домашние задания. Родители должны поддерживать детей. Не учителей. Конечно, если ребёнку нужна помощь и он об этом просит, — помогите, разберитесь вместе. Но не устраивайте из делания уроков неизбывный процесс, ставя это занятие выше всего остального. Уроки — самое неважное из того, чем можно заняться дома.

5. Позиция родителей: Если ребёнок стал плохо учиться, надо наказать его, лишив гаджетов.

Дима Зицер: Термин «наказание» — из области ФСИН, Федеральной службы исполнения наказаний. Человеческие отношения не должны строиться на том, что один начальник, а другой подсудимый. Что один всегда знает, как надо, а другой должен это выполнять. Да, бывает, отношения между родителями и детьми именно так и развиваются. Но в результате плохо всем. Повторяю: школа — это очень сложный период в жизни ребёнка, и своего любимого маленького человека надо поддерживать. А 1 класс — вообще сложнейший период! Ребёнок должен быть уверен, что у него есть «тыл» дома. Если же ему и дома устраивают передовую, как это можно выдержать?

Отбирая гаджет (который вообще-то является его собственностью), вы учите ребёнка тому, что сильный всегда прав. Опять тюрьма! Есть «замечательные» родители, которые чуть что начинают кричать: «Это я тебе подарил! Это моя квартира! А ты ещё сам ничего не заработал!» Тем самым они транслируют ребёнку: я, родитель, пригласил тебя в свою жизнь. Есть другая позиция: я дал тебе жизнь, чтобы поделиться всем, что имею. Чувствуете разницу? Отъём гаджетов не может быть инструментом воспитания. Мы можем научить детей планировать время, разумно пользоваться современными техническими устройствами. Вернёмся к началу: сначала мы внушаем детям, что учёба — это что-то скучное, а потом ругаем за то, что они предпочитают ей гаджеты. Нонсенс?

6. Позиция родителей: За хорошую учёбу надо поощрять подарками, а иногда и деньгами.

Дима Зицер: Это называется воспитание проституции. Мне могут возразить некоторые родители: мы же получаем зарплату за свою работу, почему же ребёнка нельзя поощрить так же? Это не одно и то же. Во-первых, зарплату вы получаете не за то, что и так всегда делаете: домашние дела, воспитание детей и т.д. Во-вторых, зарплата — это эквивалент вашему труду, о котором вы договорились сами. Учиться чему-то — характерно для любого человека. Это интересно. Поощряя за учёбу или хорошее поведение материальными ценностями, вы внушаете, что это продаётся. Отсюда возможны два варианта поведения: либо продать подороже, либо позиция «а чего ко мне пристали, я не хочу это продавать».

7. Позиция родителей: Ребёнок не имеет права получать «тройки» и «двойки», а если они есть — надо исправлять.

Дима Зицер: Большинству родителей сегодня очень тяжело живётся. На них оказывают давление социум, знакомые и друзья, собственные родители, воспоминания и привычки. Надо это осознать и попытаться уйти из-под такого многовекторного давления. Как же интересно у мамы складывается жизнь, если она считает, что ребёнок не имеет права получить плохую оценку? Теперь о ситуации «скатился на тройки». Вдумайтесь, что на самом деле происходит. Какая-то тётя или дядя сказал ребёнку посредством отметки: ему кажется (подчёркиваю это слово!), что если бы он был начальником мира, то его ученик — совершенно никчёмен в предмете, который, скорее всего, в его жизни никогда ничего не будет значить. А маме-то что с этого? Почему она считает, что её собственная значимость как личности зависит от оценки, которую учитель, чужой человек, поставил её ребёнку? Если ребёнок расстраивается — поддержите. Нет — и Бог с ней, этой «тройкой».

Любые оценки — вещь суперсубъективная. А 5-балльная система — вообще дикая! Одним баллом мы не пользуемся никогда, после этого у нас два отрицательных и два положительных балла. Если учитель не умеет построить образовательный процесс без того, чтобы раздавать направо и налево оценки (я слышал, бывают такие учителя), то это проблема не ребёнка. Если ребёнок получил «тройку», это совсем не значит, что он плох или что-то делает не так. Другой вариант: ребёнок действительно, как говорят дети, «подзабил» на учёбу. И в этом случае следует быть на стороне ребёнка, а не учителя, который выговаривает вам, что ваше чадо систематически не учит уроки. Поддерживать ребёнка — не означает всегда говорить, что он прав: за дело подбил глаз однокласснику, нагрубил учительнице и т.д. Это означает сохранять дома обстановку, в которой он чувствует себя уверенно, спокойно и может поделиться тем, что у него на душе. Может быть, у ребёнка с учительницей сложились непростые отношения. Может, он не понял что-то. Или влюбился, а потому ему последнюю неделю не до учёбы. Не бывает такого, что ребёнок «просто не хочет» учиться. Есть множество причин. Попробуйте примерить эту ситуацию на себя. Если мы, взрослые, плохо сделали работу, то всегда найдём тысячу причин, почему правы мы, а не начальник. Почему же с детьми поступаем не так? Ведь у них никого нет, кроме родителей. Они одиноки. Сделать жизнь ребёнка ещё тяжелее — странная функция родителей, не правда ли?

Источники:

http://www.psychologies.ru/people/dima-zitser-travlya-v-shkole-nachinaetsya-so-slov-vse-doljnyi/
http://zen.yandex.ru/media/id/5bfe8a0e1bae8100aac4b19a/5de7ece63f548700ad23d63d
http://aif.ru/health/children/kak_shkola_portit_rebyonka_7_glavnyh_oshibok_roditeley_shkolnikov

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector