Дочь Светланы зейналовой аутист

Содержание

Особенная дочь Светланы Зейналовой дебютировала на сцене

Старшая дочь 41-летней Светланы Зейналовой Александра, несмотря на диагноз «аутизм», живет полной жизнью. Девочка ходит в школу, общается с друзьями, а сейчас дебютировала в спектакле, где сыграла дерево.

Недавно Светлана Зейналова стала мамой во второй раз, телеведущая воспитывает двух дочерей: 10-летнюю Александру и 5-месячную Веронику. Еще в первые годы жизни у дочери от первого брака врачи диагностировали «аутизм».

Несколько лет назад Светлане было тяжело рассказывать об этом, однако сейчас телеведущая с большим восторгом относится к любому достижению своей дочки. Зейналова поделилась фотографиями, где Александра дебютирует в школьном спектакле.

Светлана совершенно не стесняется того, что ее дочери досталась роль дерева, для Зейналовой самое главное то, что все ребята хорошо относятся к Саше. Сейчас Александра учится в школе, где посещает уроки наравне с обычными детьми, правда, девочке иногда требуются дополнительные занятия.

Недавно Светлана поздравляла свою старшую дочь с днем рождения и призналась, что благодаря Александре ее жизнь обрела смысл. «Именно Саня сделала меня мамой. Она сделала меня взрослой. Она формировала и воспитывала меня и продолжает это делать. Ради неё я становлюсь лучше. И жизнь обрела смысл: так вот все ради чего затеяно! И самое главное- с ней мне не страшно! Есть предчувствие, что мы вместе все сможем и мы «банда», – рассказала Светлана.

Напомним, Светлана рассталась с отцом Александры, потому что он не смог выдержать груза ответственности за ребенка, которому требуется повышенное внимание, и ушел из семьи. После этого в жизни Зейналовой появился другой мужчина. Митя был моложе Светланы на несколько лет, и сначала она, несмотря на взаимную симпатию, отказывалась от его ухаживаний, потому что переживала за дочку. Однако вскоре мужчина доказал, что по-настоящему любит Зейналову и ее дочку Александру, с которой он с большим удовольствием проводит время.

Сейчас они живут дружной семьей, а 27 мая у Мити и Светланы родилась дочка Вероника. Она появилась на свет в популярном перинатальном центре в Лапино. «Митька плакал, как все железные мужчины, которые в первый раз держат счастье, завернутое в простую фланелевую пеленку. Я от всей души благодарю великолепных врачей, своего любимого мужчину и Бога за все, что ощутила и прожила», – делилась телеведущая в своем микроблоге.

Дочь Светланы Зейналовой больна аутизмом

Диагноз дочери разделил жизнь Зейналовой на «до» и «после», друзья отвернулись, муж не выдержал жизненных «испытаний» и ушел, но она говорит:

«Мы учились снова видеть в жизни яркие краски и наслаждаться каждым моментом».

Испытания у Зейналовой начались с самой беременности, когда еще в утробе ее дочери диагностировали проблемы с сердцем. После рождения провели операцию, в период которой она бегала вокруг операционного стола и изображала вселенскую радость – «мамы должны быть сильными и уверенными, что все будет хорошо, несмотря ни на что». Испытания продолжались.

И в результате у дочери Зейналовой — аутизм. И с этого момента проблемы начали нарастать как снежный ком, сначала муж не выдержал постоянных денежных проблем и накаленной обстановки дома, потом друзья начали просить, чтобы она не брала с собой Сашу, когда шла в гости, на улице тыкали пальцами, и даже в кафе раз попросили уйти. Известную телеведущую накрыла депрессия, с которой они вместе с дочерью выкарабкивались постепенно, но уверенно. В данной ситуации есть только единственное лекарство – это время.

Откровение Светланы Зейналовой о диагнозе дочери

Очень сложно за улыбчивой и светящейся телеведущей программы «Доброе утро» на Первом канале рассмотреть ее непростую судьбу. Недавно она решила раскрыть занавес своей личной жизни и рассказала обо всех «камнях судьбы», которые они преодолели вместе с ее «Шуриком».

Девятилетняя Саша, дочь Светланы Зейналовой, живет с диагнозом аутизм, следовательно, нуждается в особом подходе и к воспитанию, и к развитию. Зейналова рассказала, с какими трудностями она столкнулась. Телеведущая подчеркнула, что да, быть мамой особенного ребенка, который полностью отличается от остальных, нелегкая работа. На публичное откровение Зейналова согласилась для того, чтобы ее ребенка начали воспринимать в обществе, чтобы обратить внимание государства на таких же детей.

«Решила растить дочь одна»

Телезвезда рассказала, что сложным для нее периодом был момент, когда из семьи ушел ее муж Алексей Глазатов. Реабилитация особенного ребенка требует больших финансовых, эмоциональных и физических затрат, и она вынуждена была браться за всевозможные подработки, и в прямом смысле слова «разрывалась» между работой и дочерью.

Светлана подчеркнула, что основной ее поддержкой в тот момент была ее сестра Ираида Зейналова. Сначала Светлана не признавалась даже сама себе, что у Александры тяжелые проблемы со здоровьем, которые с возрастом никуда не денутся. И только со временем она приняла ситуацию и перестала стыдиться своего ребенка. Из ее лексикона исчезли фразы «Это просто сложный характер», «Мы перерастем и все будет в порядке», теперь она открыто говорит, что у дочери аутизм, и, если кто не хочет, может не приглашать их в гости.

Читать еще:  Прибыльное хобби на дому для женщины, занятия приносящие доход

«Чувство вины»

Первое, что спрашивают у себя родители особенных детей: «Почему мы?», «За что?», «Где мы провинились перед Богом?». Именно эти вопросы могут довести до депрессивного состояния. В интервью Светлана рассказала, что чувство вины у нее осталось и по сей день, ведь именно она родила Сашу такой. Хотя она понимает, что реальной ее вины здесь нет, что есть много факторов, которые могут повлиять на рождения ребенка с расстройством аутистического спектра.

Дочь Зейналовой — подиум

Светлана в период походов по разным докторам и терапиям видела мам, в глазах которых читалась паника, растерянность и отчаяние. Телеведущая рекомендует всем посмотреть на ситуацию с другой стороны: «Кроме вас, ребенку не на кого рассчитывать, родители должны быть всегда собранными, и эмоционально, и физически быть опорой для своей крохи. Да, это непростой момент, важно научиться принять проблему и жить полноценно».

Со временем женщина перестала жалеть, корить и чувствовать себя виноватой в том, что случилось. На это понимание ей понадобилось несколько лет. И все закрутилось – работа, реабилитации, подбор няни, совместный отдых. Она всю себя посвятила самому дорогому в жизни – ребенку. И поставила крест на своей личной жизни, ведь была уверена, что ни один мужчина не сможет жить с ними.

Личная жизнь Светланы Зейналовой, как ее новый избранник принял Сашу

Светлана признается, что у нее были поклонники, которые пытались ухаживать, предлагали дорогие подарки и т.д., но, после того, как узнавали, что у нее есть дочь-аутист, пропадали без каких-либо объяснений. Каждый такой случай давал понять, что надеяться не на кого, они существуют только вдвоем: она и ее Саша.

Но ближе к шестилетнему возрасту Саши, у Зейналовой появился близкий человек, который начал свободно общаться с девочкой, и воспринимать ее такой, какой она есть.

Светлана признается, что сразу рассказала Дмитрию об особенности дочери и предупредила, что с ними жить непросто, и если он не готов, то не надо привязывать к себе ребенка. Дмитрия не испугала подобная перспектива жизни.

Зейналова отмечает, что у ее избранника есть свой подход к воспитанию Саши. На все ее слова, что дочь боится, например, ходить в парк, он делает все наоборот и ведет ее туда гулять, он не воспринимает всех этих страхов и ограничений. И это работает.

Несмотря на аллергию на собак и астму Дмитрия, он все же привез ребенку щенка, который стал лучшим и любимым другом девочки. Телеведущая уверена, что они находятся за сильной мужской спиной. Кстати, Светлана всем родителям, с «особенными» детьми, рекомендует завести домашнего питомца, положительную динамику она гарантирует.

Недавно у Светланы и Дмитрия родилась общая дочь. Девочка спокойно приняла сестру и помогает маме с удовольствием.

«Просто простить ребенка»

Телеведущая просит всех родителей аутичных детей просто простить своего ребенка, как бы это сложно не было. Многие считают, что рождение особенного малыша лишило их всех радостей жизни, карьерного роста и т.д.

«У вас свой мир, в котором есть только вы и ваш ребенок, и кого пускать к себе, решаете только вы, а мнение общества пусть проходит мимо вас» — Светлана Зейналова.

Из всех желаний телеведущей есть самое главное – это заработать достаточную сумму, чтобы обеспечить дочери достойное лечение в Германии, Арабских Эмиратах, Америке, Израиле, ведь в России, пока нет достойных условий для развития детей с РАС.

Достижения маленькой Саши

Дочь Светланы Зейналовой, несмотря на аутизм, обладает феноменальной памятью, которую продемонстрировала в передаче «Идеальный ремонт», девочка рассказала «Сказку о глупом мышонке». Телеведущая подчеркнула, что старается развивать дочь в разных направлениях.

В школе вместе с мамой

Саша учится в обычной школе, ей очень нравится конный спорт, плавание и катание на роликах.

Мнение пользователей интернет пространства о откровении Зейналовой

После откровенного интервью телеведущей, у пользователей сети появилось много вопросов относительно методов воспитания, клиник лечения, реабилитационных центров. Некоторые пользователи полностью поддерживают Светлану в ее настойчивости и уверены, что о проблеме нужно говорить. Некоторые же, наоборот, уверены, что обнародование в данной ситуации – это лишнее.

Отзывы пользователей взяты из интернет-площадок: http://www.woman.ru/kids/medley5/article/155464/comments/10/, http://www.woman.ru/kids/medley5/article/204337/

Вывод

Ребенок с аутизмом – испытание для семьи, с которым, к сожалению, может справиться не каждая. Светлана Зейналова показала на личном примере, как можно после всестороннего «предательства» не опустить руки, и двигаться дальше, разбивая все преграды и нарушая стереотипы. Важно ребенка погрузить в атмосферу любви, заботы и понимания, и все в жизни наладится.

Видео — Пока все дома — В гостях у Светланы Зейналовой»

Видео — Подиум. Светлана Зейналова

А могут ли признаки аутизма проявляется в десятилетнем возрасте? И какие его признаки?

Да, аутизм может проявить себя и в более взрослом возрасте. Ребенок не может найти общего языка со сверстниками, предпочитает находится в одиночестве, не любит шумных компаний, среди любимых занятий те, которые требуют излишней концентрации. Но, прежде чем самим ставить диагноз собственному ребенку, мы рекомендуем обратится к психиатру или невропатологу.

Светлана Зейналова: «Счастье не зависит от того, есть аутизм или нет»

Светлана Зейналова — не только известная телеведущая, но и мама девочки с расстройством аутистического спектра (РАС). Сегодня Светлана видит свою миссию не только в том, чтобы адаптировать Сашу к жизни в обществе, но и в том, чтобы рассказывать об особенностях и потребностях семей с такими детьми. Поговорили со Светланой о том, каково быть мамой особенного ребенка, где находить ресурс, как добиваться поддержки государства, быть счастливой и делать счастливой свою дочь. Обеих своих дочерей.

Светлана Зейналова , актриса, радио- и телеведущая, сестра телеведущей Ирады Зейналовой. Замужем. Воспитывает двух дочек – Александру (10 лет) и Веронику (1 год). Ведет блог в «Инстаграм».

Наши дети другие, но не хуже остальных

— Вы впервые сказали в прессе, что у Саши аутизм, когда ей было уже 6 лет. Почему вы решили, что пришло время говорить об этом публично?

Читать еще:  Еда в дорогу рецепты с фото — что приготовить в поезд покушать?

— Я сделала это, чтобы люди понимали — да, мы и наши дети другие, но мы не хуже. Мы так же, как и все, живем эту жизнь со своими сложностями и просим нас принять. Мы изо всех сил стараемся соответствовать этому миру, и просим его быть с нами чуточку терпеливей, чем с остальными. Появление в семье малыша с особенностями — очень стрессовая ситуация для родителей и сложная ситуация для самого ребенка. Маме и папе предстоит искать возможности для того, чтобы их сын или дочь смогли адаптироваться в мире. А ребенка ждет осознание, что он не такой, как все.

— Что было самым сложным для вас? Как проходил период принятия?

— Самое сложное для родителя — признать, что твой ребенок не такой. Настигает ощущение твоего большого человеческого провала и отрицания: «Нет, это все не так!». Все это не дает двигаться вперед. Это очень сложный путь. Не знаешь, куда деться. Тут все: страх одиночества, страх выброшенности из общества, реализация этого страха, когда тебе постоянно указывают на то, что ты несовершенен, не подходишь и «ваше место за дверью» — это больше всего и убивает взрослого человека. А ведь еще накрывает ужас непонимания, что будет дальше, как с этим жить, как с этим бороться, куда нужно плыть, как с этим справляться. Никаких инструментов при этом у тебя нет, никто же на это не рассчитывал!

Когда мы с Сашей начинали свой путь, я сидела в интернете и просто читала какие-то статьи на тему психиатрии. Но что делать и куда бежать — таких указаний я нигде найти не могла.

— Саше 10 лет, как за эти годы изменилось ваше окружение?

— Я бы не сказала, что оно сильно поменялось. Мне очень сложно сказать сейчас, каким бы было мое окружение, если б Саша родилась обычной или если бы у меня не было детей. Трудно проводить параллели и говорить, что какие-то вещи, тусовки и люди отпали, побоявшись принять нас с Сашей. Да, кто-то отвалился. Зато появилось много людей, которые с радостью нас принимают. Даже в нашем классе многие родители зовут нас в гости. Они готовы приходить к нам и с нами встречаться и оказывать нам посильную поддержку, внимание. И я вижу — Саша растет, а люди, которые нас окружают, становятся терпимее, умней, общество начинает все больше и больше принимать и понимать: аутизм есть и от этого никуда не деться. Прямо сейчас происходит большая духовная работа нашего общества. И чтобы она продолжалась, мы с вами сейчас говорим. И, да! — верные друзья остались друзьями.

Нужно пытаться найти тот самый ключ, предназначенный только для этого ребенка

— Сейчас уже информации везде об аутизме много, но, согласитесь, легче не стало?

— Да, сейчас очень много не только хорошей и качественной информации, но и другой. Чего только люди тебе не предлагают, как только не пытаются из тебя деньги выкачать, какие только диагнозы не пытаются ребенку поставить, чтобы запудрить мозг родителям. А те зачастую готовы на все, только чтобы как-то исправить ситуацию. И требуются очень жесткие фильтры, которые не позволят всяким прохиндеям нас обманывать.

— Это с одной стороны. А с другой — часто оказывается, что аутизм — это дорого. Что бы вы посоветовали родителям, у которых нет материальных возможностей для реабилитации ребенка?

— Есть огромное количество дистанционной терапии, это раз. Во-вторых, сейчас есть Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра (ФРЦ), который делает огромный сайт. На нем объединена вся информация о центрах для аутистов и о специалистах, которые оказывают помощь при аутизме. Сейчас есть государственные программы, реализации которых нужно требовать. Да, детские сады и школы не всегда хотят связываться с нашими детьми, но когда начинаешь махать бумагами и требовать организации процесса образования — машина начинает двигаться с места.

По закону ребенок-аутист имеет определенный набор бесплатных занятий, которыми надо уметь воспользоваться и получить. Также положены поездки в санаторий, в реабилитационный центр, в лагеря. Кроме того, сейчас много фондов, которые имеют определенные объемы, ресурсы и предлагают программы для наших детей. Саше в этом году предлагали поездку в реабилитационный лагерь, но мы не смогли и вместо нее поехал другой мальчик. Главное — хотеть, ковыряться и стараться этим воспользоваться. И возможностями, и знаниями.

Нет методики, которую вы возьмете, и она сделает из вашего ребенка обычного человека. Но есть опытный путь, который дает результаты! Например, мы с Сашей делаем много из того, про что специалисты говорят: «Вам это нельзя». И оно дает результаты. Потому что все дети настолько разные, что нужно пробовать и пытаться найти тот самый ключ, предназначенный только для этого ребенка.

Мне одно время звонила женщина. Она работает в полиции в далеком северном городе. Она не знала, что ей делать с сыном-аутистом. Мы с ней в интернете изучали ролики, как выглядит АВА-терапия, что это такое, она читала сама статьи. Потом они с бабушкой ребенка смотрели видео занятий. А дальше бабушка села заниматься с внуком, и у нее открылось второе дыхание: это же не что-то космическое, а конкретная, обычная педагогическая методика. И мама мальчика мне года два звонила и рассказывала, как идет работа — он научился пользоваться ложкой, вилкой, выучил буквы, стал выговаривать слова, нашелся логопед, который, никогда не работая с такими детьми, загорелся желанием опытным путем найти вариант и достать из ребенка слово. Это конкретный случай, описывающий путь.

АВА-терапия — усиленная обучающая программа, суть которой заключена в решении задачи, позволяющей привить социальные и бытовые навыки детям с различными формами аутизма при применении системы поощрений и последствий.

— Какие инструменты с Сашей работают эффективней всего?

— Сашины прорывы случаются только от личной заинтересованности, ее личной мотивации, когда ей почему-то начинало хотеться прорваться. И от моего отрицания, что она неполноценная, что она чего-то не сможет. Я всегда стараюсь разговаривать с Сашей, как с обычным человеком, например, и все ей объяснять. И вот это отрицание и настойчивость всегда были для дочки очень действенным способом.

Читать еще:  Компания и кампания в чем

Я черпала силы в родительской любви.

— Это ведь очень сложно — не только справляться со стрессом, реабилитировать ребенка, но и еще находить в себе силы ломать систему?

— Да! Это очень большая работа. Справиться со сложностью нашей образовательной и медицинской системы — одна из самых трудных задач для родителей, но это возможно. Нужно просто знать — можно получить на ребенка всю необходимую помощь, которая предназначена государством. А если определенные конкретные люди на местах не хотят это делать, то нужно заставить их работать.

— Как удалось не выгореть, круглосуточно занимаясь реабилитацией Саши? Где вы брали и берете ресурс?

— Любой родитель занимается с ребенком безостановочно, много, сложно и постоянно. Неважно, особенный он или неособенный. И в результате все родители выгорают. Не надо думать, что нам совсем плохо, а всем остальным совсем хорошо — это неправда. У всех детей что-то получается, что-то нет. Я черпала силы в родительской любви и желании сделать своего ребенка настоящим человеком.

Без индивидуальных занятий инклюзия не работает

— Вы завели в свое время собаку. Как изменилась Саша с ее появлением в семье?

— Естественно, любое живое существо, которое тебя любит и делится своей теплой, живой энергетикой, дарит ребенку целый мир. Собака в этом плане была хорошим катализатором — именно ей Саша адресовала первые самостоятельные слова.

— А когда у Саши родилась сестра Вероника, она тоже стала катализатором?

— Появление брата или сестры дарит аутисту не только позитивные эмоции, но и отрицательные тоже: ты был один в семье, а теперь есть еще один ребенок, и это смещает фокус внимания родителей с тебя на малыша. С появлением Вероники Саша повзрослела. У нее появилось ощущение, что она старшая — оно ее и привлекает, и пугает. Привлекает тем, что Саше хочется с Вероникой поиграть, она ее любит. А пугает тем, что она не понимает, что с ней делать, как ее трогать, какой у нее вообще порог ломкости, какие у нее ресурсы, что с ней можно, а что нельзя. И когда сестры начинают общаться, видно, что Саша находится в процессе переосмысления: «Я была маленькой, а теперь, когда появилась Вероника, она маленькая, а я уже большая». И это переосмысление очень меняет отношение Саши и к жизни, и к самой себе.

— Расскажите про Сашин класс. Она учится в инклюзивном?

— Инклюзия — новая для нашей страны вещь, очень непростая. И я к этому по-разному отношусь. С точки зрения детей, инклюзия работает достаточно легко: они все пластичные, открытые, готовы принять особенного ребенка таким, какой он есть. Сложней со взрослыми, с учителями и с системой образования, которая не предполагает нахождение в школе детей с какими-то сложностями. Вообще школа предполагает, как мне кажется, что все дети должны быть одинаковые. Такие «солдатики». И в этой системе образования бывает сложно даже обычным нейротипичным детям. Родителей особых детей, которые выбирают инклюзию, ждет долгий поиск себя в этой системе, понимание, притирание там — и все это очень тяжело. Я более склонна к смешанной системе образования, когда, с одной стороны, есть инклюзивный класс, а с другой — профессиональные специалисты, которые держат под контролем образование ребенка и занимаются с ним индивидуально. У нас с Сашей как раз такая система, потому что без индивидуальных занятий инклюзия не работает. Это бесполезная трата времени, особенно для детей, у которых аутизм. Возможно, для тех у кого аутичный спектр проявляется только на уровне сложностей поведения, инклюзия будет работать. Но для тех у кого действительно есть проблемы с восприятием, пониманием и освоением материала, «голая» инклюзия — это, наоборот, момент, где ребенок теряет время вместо того, чтобы получать образование.

— С каким настроением Саша ходит в школу?

— Она не любит ходить в школу. Она хочет сидеть дома, играть в iPad и развлекаться. Она не из тех детей, кто марширует в школу с криками: «Ура, каникулы закончились!». Но я заставляю — и она идет.

— Саша взрослеет, вот-вот станет подростком. И что дальше?

— Я двигаюсь в понимании, что наше образование и государство не предложит Саше ничего такого, что позволило бы ей раскрыться и полноценно жить. А значит, именно я должна буду придумать и помочь ей сделать что-то свое: получить какое-то особенное образование, найти друзей, создать семью, придумать какое-то дело, которым она будет заниматься, развить ее таланты. Математика не получается, зато Саша поет и рисует — значит, надо понять, как в этом она может развиваться. И это целиком моя ответственность: открыть Саше ее возможности, победив ее лень, нежелание или что там еще мешает детям раскрыться. Саше предстоит с моей помощью раскрыться в том, в чем она станет лучше, и это позволит ей понять свое поведение, понять, чем она отличается от других, а дальше сознательно максимально его скорректировать.

Мы абсолютно счастливые люди

— А за что вы благодарны Саше, что она в вас открыла?

— Она открыла во мне настоящего человека. Человека, который умеет любить, помогать, ценить и понимать, что в жизни важно, а что нет. Саша открыла во мне совершенно безапелляционно преданную любовь к своим детям — особенным и не особенным, и понимание, что в жизни для тебя важней и ради чего ты готов бороться, жертвовать своим временем и своими ресурсами.

— В «Инстаграм» вы с дочерьми производите впечатление счастливых людей…

— Мы абсолютно счастливые люди. Почему мы должны быть несчастными? Наше счастье не зависит от того, что есть аутизм или его нет. Да, Саша вот такая, и что? Она будет жить и развиваться. Дальше ей будет жить все лучше и интересней. А я приложу для этого максимум своих усилий.

Источники:

http://www.starhit.ru/novosti/osobennaya-doch-svetlanyi-zeynalovoy-syigrala-derevo-v-shkolnom-spektakle-154992/
http://autizmy-net.ru/doch-svetlanyi-zeynalovoy-bolna-autizmom/
http://littleone.com/publication/6622-svetlana-zeynalova-schaste-ne-zavisit-ot-togo-est-autizm-ili-net

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector