Девушка покончила с собой: я пыталась покончить с собой

Чемпионка мира по художественной гимнастике Александра Солдатова пыталась покончить с собой

Александра Солдатова попыталась свести счеты с жизнью. Девушку вовремя обнаружили близкие, после чего ее доставили в медицинское учреждение. Сейчас врачи запрещают опрашивать спортсменку, поскольку она находится в тяжелом состоянии.

21-летняя Александра Солдатова справедливо считается одной из самых известных гимнасток России. На счету спортсменки четыре золота чемпионата мира и три аналогичные награды чемпионата Европы. Сегодня же поклонники звезды были взволнованы печальной новостью: Александра попыталась покончить с собой.

Детали произошедшего пока не раскрываются. Известно лишь, что врачи продолжают оказывать помощь звезде, но ее состояние остается тяжелым. Рядом с Александрой находятся ее близкие, которые и обнаружили гимнастку после попытки суицида.

В последнее время Александру преследовали проблемы со здоровьем. Прошлый чемпионат мира по художественной гимнастике Солдатова пропустила из-за проблем с самочувствием. За неделю до соревнования спортсменка потеряла сознание. Тогда вместо борьбы за медали ей пришлось консультироваться с медиками и проходить лечение.

Несколько дней назад стало известно, что Солдатову не допустили до московского этапа Гран-при. Тогда Ирина Винер-Усманова отмечала, что ее подопечная не готова к серьезным соревнованиям.

«У нее проявились определенные наследственные моменты, скажем так, на уровне ДНК. Они дали о себе знать в процессе взросления. Сейчас мы с ней работаем, лечим ее. Но пока она не восстановилась. Как только я увидела, что Саша болеет, что у нее есть какие-то проблемы со здоровьем, она была снята с чемпионата мира. Потом она поняла и приняла это, поблагодарила меня. Потому что иначе во время чемпионата мира могли произойти неприятности», — отметила Винер-Усманова.

В прессе Александру сейчас все чаще называют «вечно третьей». Сначала главными конкурентками гимнастки были Яна Кудрявцева и Маргарита Мамун. Эти опытные спортсменки в итоге были отобраны для участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро в 2016 году, а Солдатова на главные соревнования так и не попала. Теперь же ее ключевыми соперницами считаются сестры Алина и Дина Аверины, которые постоянно завоевывают золотые медали на всех крупных соревнованиях.

Сначала журналисты сообщали, что на момент прибытия медиков Солдатова находилась в агрессивно-возбужденном состоянии, но потом выяснилось, что спортсменка сама обратилась к медикам. «Я глупо сделала. Сразу после этого испугалась и пошла в больницу», — рассказала гимнастка.

Очевидно, что звезде придется пропустить летнюю Олимпиаду в Токио, которая пройдет с 24 июля по 9 августа. Даже если психологическое состояние Александры после попытки самоубийства не будет вызывать опасений, ей понадобится несколько месяцев, чтобы вернуться в прежнюю физическую форму.

По материалам Telegram-каналов, Mash, Baza и Sports.ru

Фото: Sipa USA, Imago-sport/Legion-Media

«Мой мозг сломался»: Как я пыталась покончить с собой

Флешмобы вроде #faceofdepression способствуют общей осведомлённости о депрессивных расстройствах — мы всё чаще осознаём, что депрессия вполне может развиться у физически здорового, успешного и улыбчивого человека. Но когда изменения происходят не у других, а внутри собственного тела и психики, заметить их бывает ещё труднее. Отсутствие прежнего энтузиазма легко списать, например, на лень, а делиться происходящим с другими бывает стыдно или неловко. Анна Канни рассказала, как незаметно для себя из состояния уверенности и счастья переместилась в глубокую депрессию, которая заставила её потерять контроль над своими действиями.

Текст: Анна Канни

Сколько себя помню, я всегда очень категорично относилась к самоубийцам и людям с депрессией, считая их ленивыми слабохарактерными личностями, которым нужно просто «собраться». Не такими, как я, сильная и самостоятельная — и к тому же слишком любящая себя, чтобы сделать себе больно. На мою долю и правда выпадали испытания — в том числе сексуальные домогательства в семилетнем возрасте со стороны взрослого человека и попытка изнасилования, когда мне было двадцать и удалось сбежать.

После окончания института я решила переехать из Хабаровска в Москву — без опыта работы и без связей. Страха не было — было чёткое ощущение того, что Москва меня примет и всё обязательно получится. Так и вышло, хотя далеко не сразу. Я прошла и копеечные зарплаты, когда едва хватало на еду, ютилась в малюсенькой комнате, где кое-как помещались односпальная кровать, небольшой шкаф и тумбочка с телевизором. Я пережила несколько предательств со стороны подруг и парней — какое-то время рыдала, но снова возвращалась к жизни. Не сломало меня и то, что в 2007 году по дороге домой на меня напали, сильно избили и пару раз ударили заточкой — спас сосед, который спугнул нападавших. Это был страшный стресс, и до переезда я боялась по вечерам ходить одна — и всё же этот случай сделал меня сильнее.

Читать еще:  Трава бессмертник лечебные свойства и противопоказания

Внутренняя сила и уверенность в себе помогли мне в 2014 году переехать в Лондон — снова в никуда, без знакомых. У меня была мечта — изучать музыкальный бизнес, был проработанный план и средства на банковском счету ровно на год учёбы, аренды, на еду и развлечения. Но средства лежали на счету в российском банке — и в конце года курс рубля рухнул вместе с моим годовым планом. Я переехала в жильё подешевле, без отопления, где горячая вода бывала через раз. Прорыдала первую ночь, но не отчаялась, а стала размышлять, что делать. Поскольку в будни я училась, то через знакомого нашла работу в баре, ночами с пятницы на субботу. Поначалу жутко стеснялась, а потом втянулась. Использовала навыки, приобретённые за годы работы в рекламе, в общении с посетителями, получала неплохие чаевые. Были дни, когда приходилось выбирать — поесть или заплатить за проезд до колледжа. Я плакала вечерами, но верила, что всё наладится. В 2015 году я встретила любовь всей жизни, и вскоре мы поженились. Казалось, счастливее меня не было нет никого на свете.

Не сломало меня и то, что по дороге домой на меня напали, сильно избили и пару раз ударили заточкой — спас сосед, который спугнул нападавших

На следующий год у меня начались приступы хандры. Я не понимала, что происходит: я счастлива в браке, получаю удовольствие от работы, живу в потрясающем городе, о котором всегда мечтала, — но при этом мне грустно, я плачу, в том числе в публичных местах. Были дни, когда я просто не могла встать с кровати, испытывая желание умереть — не убить себя, а просто исчезнуть. Вскоре эти приступы стали чаще. Я поделилась этим с подругой, и она посоветовала поработать с психологом. Я записалась на приём, который прошёл очень странно. Мне было не о чем говорить, совершенно — я просто час рыдала. Так же прошел и второй сеанс. Казалось бы, когда ты выплакалась, должно стать легче — но мне становилось хуже. Ходить к психологу я перестала.

Через несколько месяцев плохое настроение стало моим обычным состоянием. Я стала пессимистичной, не видела полутонов, для меня существовало только чёрное и белое. Появилась навязчивая идея, что все хотят мне навредить, и ощущение, что я слабая и это только моя вина. Я корила себя за это, и мне было стыдно за своё состояние перед мужем. Это чувство изматывало. Я пошла к участковому врачу, из кабинета которого вышла с рецептом на антидепрессанты и направлением на психотерапию. Последнее полетело в ведро: я по-прежнему была убеждена, что говорить мне не о чем, а причина депрессии в том, что мой мозг «сломался».

Первая неделя приёма антидепрессантов была непростой, меня тошнило, настроение скакало. Через две недели я почувствовала улучшение, которое доходило даже до слишком возбуждённого состояния. Как же я радовалась, что снова счастлива, адекватно воспринимаю вещи и поступки других людей, хочу гулять и общаться с друзьями.

Но эйфория длилась недолго. Буквально через месяц я почувствовала себя хуже — и не просто откатилась назад, а упала на дно, и без сил, чтобы подняться. Мало кто знал о моём состоянии, я считала себя жалким ничтожеством и не хотела об этом рассказывать. С мужем мы проводили мало времени, он либо работал, либо был уставшим. Надо сказать, что у него диагностированная депрессия с семнадцати лет — и поэтому я ждала от него поддержки или совета, ведь он мог понять меня как никто другой. Но у него не было на это времени или желания, или и того и другого. Поделиться с друзьями я не могла — многие из них считают депрессию просто слабохарактерностью (как раньше считала я сама). Я ощущала себя нереально одинокой, но в то же время отталкивала от себя друзей.

Я по-прежнему была убеждена, что говорить с терапевтом мне не о чем,
а причина депрессии в том, что мой мозг «сломался»

Скачки настроения были похожи на американские горки. Это невыносимо. Я просила помощи мужа, на что он кивал и говорил: «Get your shit together» («Соберись, тряпка»). Я не знала, как себе помочь, к кому обратиться за помощью, а рассказывать другим было стыдно. Потом произошло ещё одно потрясение — не стало моего самого близкого человека на земле, дедушки. Каждый день стал даваться тяжелее и тяжелее. Эмоциональную боль было невозможно унять, она не давала даже есть и спать.

В один из таких дней я взяла опасную бритву мужа и решила погасить душевную боль физической. Один порез на бедре, потом другой. Бритва очень острая, поэтому скользит как нож по маслу. Тёплая кровь, стекающая по ноге, и боль действительно отвлекает, но ненадолго. Муж, заметив мои порезы, осудил за слабость и подростковое поведение.

Я решаю снова обратиться к врачу, назначенный препарат явно перестал помогать. Врач после короткой беседы выписывает другие антидепрессанты, предупреждая о деталях смены одного лекарства на другое. Я строго следую указаниям, но обещанное улучшение не наступает, и я решаю самостоятельно прекратить приём. Сейчас я понимаю, что это было ошибкой и нужно было делать это под контролем врача — но на тот момент я просто сдалась.

Накануне Рождества я узнаю, что муж мне изменил. Учитывая моё нестабильное эмоциональное состояние и потерю связи с реальностью, я приняла эту новость очень плохо. Несколько дней я была будто в тумане, не понимала, сон это или реальность. Помню, как после очередного тяжёлого разговора с ним я вернулась домой. Никакого плана не было, я действовала на автомате — открыла аптечку, в которой были остатки антидепрессантов и снотворное, и приняла всё это.

Читать еще:  Кукла оберег своими руками для начинающих

Это настоящий ад — пролежать сорок восемь часов в коме, проснуться в госпитале в больничной рубашке и подгузниках

«Сил двигаться дальше нет»

Как живет девушка, которая спаслась от суицида и посвятила жизнь самоубийцам

Кадр: фильм «Выживут только любовники»

Каждые 40 секунд в мире происходит самоубийство. По данным Всемирной организации здравоохранения, за год суицид совершают 800 тысяч человек. Убедительных исследований о влиянии социальных сетей на эту статистику не существует. Однако год за годом находятся случаи, позволяющие с уверенностью говорить, что зависимость есть. Испытывающие психологические проблемы пользователи находят в сети утешение, однако нередко тем, кто уже задумывался свести счеты с жизнью, это идет только во вред. Сами соцсети не справляются с фильтрацией подстегивающего к самоубийству контента, поэтому спасать людей от суицидальных мыслей приходится тем, кто уже пытался покончить с собой, но смог найти выход. 22-летняя норвежка Ингебьерг Блиндхейм (Ingebjørg Blindheim) буквально вылавливает в Instagram людей, подверженных суициду, и отговаривает их от мыслей о смерти. Она не считает, что поступает правильно, но по-другому жить не может.

«Я хочу покончить с этим»

В мае 2019 года 16-летняя школьница из Малайзии покончила с собой по решению подписчиков Instagram. Она опубликовала на своей странице опрос, стоит ли ей уйти из жизни: «Это действительно важно, помогите мне выбрать смерть/жизнь». Мнение большинства — 69 процентов за смерть — определило судьбу подростка.

Двумя годами ранее ушла из жизни 14-летняя Молли Рассел. Родители некогда жизнерадостной Молли уверены, что на ее решение уйти из жизни повлияли алгоритмы Instagram, подкидывавшие подростку контент, связанный с самоповреждениями (self-harm) и суицидом. Родители выяснили, что перед смертью девочка просматривала множество видеороликов о самоубийстве. «Instagram помог убить мою дочь», — убежден отец погибшей.

Долгое время влияние соцсети на смерть Молли не придавали огласке, пока в начале 2019 года ее отец не обратился в СМИ. После скандала администрация Instagram анонсировала sensitivity screens — новый инструмент, скрывающий публикации с изображениями самоповреждений и самоубийств. Сегодня Instagram призывает пользователей оперативно жаловаться в администрацию на записи, демонстрирующие или пропагандирующие самоубийства или причинение себе увечий, обращаться в службу спасения, предоставлять потенциальным жертвам любую помощь. Платформа ввела ограничения на поиск подобного контента и расширила запрет на публикацию графических изображений нанесения себе вреда. Теперь в Instagram нельзя размещать рисунки методов самоубийств, включая анимацию и мемы. Если ввести в поиск в Instagram запрос suicide, на экране появляется «Предупреждение о контенте», однако ничто не мешает нажать на кнопку «Показать публикации» и просмотреть 8,4 миллиона записей, связанных с этой темой, но не отмеченных хештегом #suicide (изображения с таким хештегом недоступны для просмотра). Эта темная сторона социальных сетей процветает день ото дня, привлекая в свои ряды наиболее чувствительных и уязвимых.

Фото: семейный архив Расселов

«Моей целью было умереть»

В то время как Instagram старается решить эту проблему административными методами и внедрением умных технологий, неравнодушные пользователи пытаются помочь заблудшим душам в сети самостоятельно. Среди таких спасателей — жительница Норвегии Ингебьерг Блиндхейм.

В любую свободную минуту Блиндхейм берет в руки смартфон. Незнакомая ей молодая девушка выкладывает в сеть свои мысли: «Я хочу покончить с этим. У меня нет сил двигаться дальше». Подобные ситуации могут возникнуть несколько раз в неделю. Она спасает множество жизней, не являясь при этом ни психологом, ни медсестрой. Для большинства пользователей Instagram подобная публикация — всего лишь очередной крик о помощи незнакомого человека. Но для Блиндхейм словно маяк — нужно действовать быстро и осторожно.

22-летняя норвежка по праву считается спасателем в Instagram: с чутьем настоящего детектива девушка находит тех, кто делится в социальной сети своими планами уйти из жизни, чтобы предотвратить беду. Считая своим долгом спасать тех, кто сам себя уберечь не может, Блиндхейм пристально следит за 450 пользователями платформы. Большинство из них — молодые девушки, которые пишут о своей боли. Но среди них есть и несколько парней.

«Я вижу много людей, которые хотят умереть, — объясняет норвежка. — Я не собираюсь просто смотреть, как кто-то заявляет, что хочет убить себя, и игнорировать это, надеясь, что все будет хорошо».

У Блиндхейм нет специального образования, равно как и официального разрешения на оказание психологической помощи. Это не та работа, о которой она мечтала, но, начав помогать, отвернуться от помощи потенциальным самоубийцам или людям с психическими расстройствами она уже не может. По ее словам, зачастую доброе слово незнакомого человека становится для них единственной надеждой в жизни.

Девушка знает об этом не понаслышке. В подростковом возрасте Ингебьерг страдала от расстройства пищевого поведения, но не получала поддержки от близких и искала ее на просторах соцсетей. Она читала публикации в Twitter и поражалась тому, что люди могут открыто обсудить там свои проблемы — от анорексии до намеренного причинения себе физического вреда — и снискать поддержку и заботу тех, кого заботят аналогичные темы. «Я тоже хотела подобной поддержки, так как не получала ее от своих друзей», — сетует девушка.

Читать еще:  Лиловый цвет помады: фиолетовые губы макияж

Однако такое внимание, которое люди с похожими психологическими проблемами способны оказать друг другу в социальных сетях, не всегда идет им на пользу. Порой в погоне за популярностью, большими охватами и лайками они выдумывают яркие тексты и выкладывают мрачные суицидальные изображения, способные привлечь внимание пользователей, заинтересовавшихся темой самоубийства. Для задумавшихся проститься с жизнью такие посты могут стать руководством к действию, инструкцией о том, как причинить себе вред, поясняет Ингебьерг.

Во времена, когда Блиндхейм страдала от расстройства пищевого поведения, в поисках утешения она опубликовала в Twitter фотографию своего невероятно тощего тела. Вскоре к ней обратился врач. Он предупредил о том, что девушка, сама того не желая, может вдохновить других девочек на голодание. «Я думаю, что социальные сети дают вам идеи о том, как вы можете убить себя, как морить себя голодом и прятать пищу, которую вы должны были съесть, как скрывать свое расстройство от других людей», — заключает Ингебьерг.

К такому выводу она пришла относительно недавно, а всего несколько лет назад девушка и сама пыталась наложить на себя руки. Перед суицидом Блиндхейм оставила сообщение о своих намерениях в сети. Публикация, которая должна была стать последней, спасла ее жизнь — один из знакомых вызывал службу спасения. «Мое подсознание, вероятно, хотело, чтобы кто-нибудь меня спас, но моя цель была умереть», — вспоминает она.

«Я умоляла их убедиться, что она в порядке. Но меня не восприняли всерьез»

Решение спасать посторонних от самоубийств Блиндхейм приняла после смерти подруги. Четыре года назад они вместе проходили лечение от психического расстройства. Обе выписались из клиники в одно и то же время, но вскоре подруге стало хуже. Она разместила в социальных сетях фотографию железнодорожных путей и через несколько часов покончила с собой, несмотря на отчаянные звонки подруги с просьбами оставаться в безопасности.

«Потеряв лучшую подругу, я пообещала себе: сделаю все, что в моих силах, чтобы люди не чувствовали ту боль, которую почувствовала я, когда это случилось», — рассказывает Блиндхейм.

Норвежка признается, мысль о том, что где-то находящийся на грани человек страдает от того, что у него нет собеседника, способного выслушать и понять его, в буквальном смысле не дает ей спать. Чего не скажешь об экстренных службах, куда волонтерка обращается в первую очередь, почуяв неладное в сети.

Вычислив человека, который близок к причинению себе непоправимого вреда, она сообщает об этом в полицию и службу спасения. Однако с сожалением констатирует: часто ее просто не слышат, несерьезно относятся к ее предупреждениям. Это приводит к фатальным последствиям: на ее памяти несколько человек можно было спасти, если бы полицейские отнеслись внимательнее к ее словам. Один из последних трагических случаев произошел в 2019 году. Блиндхейм обратилась в полицию по поводу девушки, собиравшейся свести счеты с жизнью. Стражи порядка заверили, что причин для беспокойства нет, ведь девушка уже 16 раз грозилась свести счеты с жизнью, но слова оставались словами. Но уже на следующий день в доме бившей тревогу норвежки раздался звонок: полицейский сообщил ей о суициде той самой девушки.

«Я умоляла их проверить ее, убедиться, что она в порядке. Но они не восприняли меня всерьез», — негодует проигнорированная Блиндхейм.

«Они толкают друг друга все ближе к краю»

На сегодняшний день в Норвегии уделяют большое внимание проблемам психического здоровья молодежи, их «суицидальному» поведению в социальных сетях. Журналистка из Норвежской вещательной корпорации Аннемарт Моланд (Annemarte Moland) изучила активность молодых девушек в Instagram. Она занялась этой темой в рамках расследования истории о трех девочках-подростках, покончивших с жизнью. У одной из них был аккаунт в Instagram, где она делилась мыслями о самоубийстве. В ходе расследования Моланд обнаружила более тысячи похожих Instagram-профилей. Среди них — страницы молодых девушек и подростков как минимум из 20 стран. Обмениваясь мыслями, они составили целую суицидную сеть. Девушки общаются как обыкновенные подростки, для многих из них это единственное место, где можно получить понимание. Несмотря на вроде бы душеспасительный пафос, самые большие охваты получают публикации не с жизнеутверждающим смыслом, а наоборот — с изображениями причинения себе увечий.

Фото: Yannis Behrakis / Reuters

«Мне показалось, что они толкают друг друга все ближе к краю. Но, когда они доходят до края, все пишут: «Нет, не делай этого, оставайся в живых»», — говорит Моланд.

За год расследования журналистка выяснила, что как минимум 15 девушек из Норвегии, состоящих в так называемой «суицидной сети», покончили с собой.

Блиндхейм рада, что внимание на проблему обратили крупные медиа и правительство Норвегии. Местная вещательная корпорация NRK привлекла ее к съемкам документального сериала «Самоубийство в Instagram», и девушка получила возможность поделиться собственным опытом. В своем Instagram-аккаунте она призывает власти Норвегии, полицию, социальные службы не закрывать глаза на психическое здоровье людей, не оставлять их наедине со своими проблемами. Норвежка обращает внимание на ответственность, которую берут на себя так называемые помощники тем, кто стоит на пороге самоубийства: «Это не может больше так продолжаться. Мы не профессионалы. У нас нет никакого способа сделать все правильно. В случае, если что-то пойдет не так, мы останемся с огромным чувством вины. Когда я обращалась за помощью, на мне лежала большая ответственность. К сожалению, несколько раз я звонила слишком поздно».

Источники:

http://www.starhit.ru/novosti/chempionka-mira-po-hudojestvennoy-gimnastike-aleksandra-soldatova-pyitalas-pokonchit-s-soboy-201133/
http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/experience/243249-3-reasons-why
http://lenta.ru/articles/2019/12/18/suicide/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector