Чудесные случаи исцеления от рака, истории излечения

Рак: истории о чуде

Для кого-то рутиной становится такое, что непривыкших приводит в ужас. Священник Андрей Битюков многие годы приходит к людям, болеющим раком, часто ему приходится присутствовать при последних часах или минутах чьей-то земной жизни. Отец Андрей служит в храме святой мчц. Раисы Александрийской при 1-м Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. И. П.Павлова, но привыкать отказывается. Еженедельный молебен в этом храме перед иконой Божьей Матери «Всецарица» (день празднования в честь этой иконы — 31 августа), — это всегда прошение о конкретных людях, чьи лица, голоса и чья боль в памяти священника. Но говорить он предпочитает не об отчаянии, а о надежде, о встречах не со смертью, а с жизнью.

Заболел и что-то понял

— Отец Андрей, Вам постоянно приходится наблюдать, как люди, столкнувшись с болезнью, начинают усиленно молиться. Но скептики говорят: «да нет в ваших молитвах ничего особенного, простая психология». Вы знаете примеры, когда действие молитвы явно выходило за рамки психологии?

— В юности я работал в хосписе. И там встретил женщину, которую я считаю святой. Она приехала в больницу, будучи уже на последней стадии онкологического заболевания. В процессе нашей с ней беседы выяснилось, что у неё было около десяти абортов, причем большую часть из них она сделала себе сама. И, заболев, первое, что она спросила — не «за что мне это?», а «что я должна делать теперь?» Ей сказали: «Молитесь. Вот вечерние и утренние молитвы. Вот есть акафист для женщин, совершивших убийство ребенка во чреве». И как к ней ни придешь, она сидит на кровати — очки на самом кончике носа — и молится. Потом человек стал прямо-таки светиться, от нее в палате было хорошо. Люди не хотели оттуда переводиться, хотя там была самая большая и густонаселенная палата в хосписе. От этой женщины исходил покой. Я перевязывал ее, и даже прикасаться к ней было приятно, хотя перевязка была очень тяжелой.

Этот человек умер совершенно спокойным. Вот это опыт и результат молитвы, который был прямо передо мной.

— Вы работали на «Скорой помощи», уже много лет служите там, где находятся люди с тяжелыми, порой неизлечимыми заболеваниями. Можете ли сказать, что сами для себя до конца раскрыли вопрос о причине и справедливости людских страданий, что ничто здесь не вызывает Вашего сомнения, внутреннего протеста?

— Тема физических страданий мне достаточно понятна. Хорошо сформулировал святитель Иоанн Златоуст, сказав, что человек, который научился с терпением переносить свои болезни, недалек от святости. И когда видишь много лет подряд, как люди эти болезни переносят, уже понимаешь, что к чему. Сложнее понять страдания, которые производят в этом мире здоровые люди.

А что касается больных людей, то многим из них так или иначе смысл открывается.

Даже некоторые неверующие говорят: «Как хорошо, что я заболел — я что-то понял». А человек, который болеет, как бы постится — ему многое нельзя, он находится в изолированности от мирской суеты, в тишине. И ему приходят в голову мысли о том, как следует изменить свою жизнь, какие ошибки он совершал, что на самом деле ценно, а что нет.

— Но ведь иногда человек, заболевая, озлобляется.

— Да, для многих людей болезнь — это какой-то неправильно выбранный поворот, они начинают в этом винить или себя, или других, или Бога. С такими людьми надо разговаривать, предлагать им другое видение ситуации. И я не жду, что человек после разговора со мной сразу изменится. Люди после разговора с Богом — и то не менялись. Так что всегда говорю: «Можете со мной не соглашаться. Сейчас я уйду, Вы останетесь, у Вас возникнут вопросы, контраргументы — и очень хорошо. Мы с Вами еще раз встретимся, я Вас выслушаю, и будем дальше разбирать эту тему».

Слушать людей

— Бывает ли у людей в особо тяжелых ситуациях негативная реакция на Вас и на Ваши слова о Боге?

— На отделениях, где бываю, с людьми, которые меня не хотят видеть, я и не встречаюсь. Не потому, что не хочу, а потому, что они ко мне не обращаются. Надо сказать, что кроме детского отделения я посещаю и гематологические, и хирургические отделения для взрослых 1-го Санкт-Петербургского государственного медицинского университета. Как-то раз один пациент отбросил одеяло, показав, что у него ампутированы обе ноги, и сказав: «А где Бог-то твой, если я без ног остался?» Я его спросил: «Скажите, пожалуйста, какой у Вас стаж курения?» Человек ответил, что больше 50 лет. Именно курением была вызвана его болезнь. Говорю ему: «Так Бог-то тут в чем виноват? Ведь Минздрав предупреждал». Конечно, на этом наш разговор не закончился, я не оставил человека просто с мыслями, что он сам виноват, но попытался его утешить, показать, что жизнь-то продолжается, что можно как-то решить вопрос о реабилитации, воспользоваться протезами — если человек этого хочет.

— Какая история, случившаяся за годы служения в детской больнице, потрясла вас, запомнилась вам больше всего и почему?

— Я отпевал самого маленького пациента нашей клиники. А перед этим, когда ребенок еще болел, мы очень долго говорили с его мамой. У его родителей был близкородственный брак. Причем оба они понимали, что их союз — неправильный. Но любовь оказалась сильнее. В этом браке родилось трое детей, младший из которых появился уже с врожденным лейкозом. И когда я совершал его отпевание, мама как-то удивительно себя вела, спокойно, мудро, что ли… потом она мне сказала: «Батюшка, я воспринимаю эту потерю не как наказание. Но я знаю, что мы с мужем теперь будем делать. Мы не расстанемся, но детей у нас больше не будет — будем растить тех, что есть». И это все было сказано не с отчаяньем, а с жаждой жить дальше.

С детьми и их родителями у меня обычно складываются целые истории, ведь дети находятся в клинике подолгу, у нас возникает очень доверительное общение. И я вижу, когда Господь готовит родителей к тому, что ребенок уйдет. Это ведь не внезапная трагедия. Особенно если родители ходят в храм, причащаются, они внутренне оказываются более собранными, готовыми и к такому исходу болезни, они этот исход тоже принимают. А дети, если у них ничего не болит, страдают гораздо меньше, чем взрослые.

— Если родители и больной ребенок — люди нецерковные, то в чем Вы видите свою задачу: просто утешить их или воцерковить?

— Наверно, просто оказаться рядом, быть в этой ситуации, по возможности разделить с людьми их страдания, выслушать их. В отношениях с пациентами и их родственниками для меня самый главный учитель — митрополит Антоний Сурожский, который учит тишине, учит молчать. Не надо идти к постели больного с заготовленными фразами. Послушай людей, помолчи, войди в атмосферу их страданий — пусть они все выскажутся.

Известно, что если кто-то узнал о смерти близкого и плачет, кричит, то не надо его сразу бросаться утешать — надо дать этой разрушительной силе из него выйти. А когда человек проплачется, ему можно будет положить руку на плечо и разговаривать с ним.

Многие люди именно во время болезни переосмысливают свою жизнь, правильно расставляют в ней приоритеты. И если им хочется поговорить со священником, то вот я — тут как тут.

— Можете ли Вы сформулировать несколько главных правил для человека, который узнал, что болен и что от этой болезни, возможно, не будет исцеления?

— Надо ценить время, надо ценить людей и учиться созерцать. Если человек верующий, в своем опыте болезни он может приблизиться к опыту святых. Ведь многие из них были инвалидами. Вспомните Серафима Саровского, Амвросия Оптинского. Люди шли к ним, святым инвалидам, со своей болью, а у них были свои боли, и не только телесные — им приходилось терпеть от братии подозрения, клевету, доносы. И вот подвижник в такой непростой ситуации жил и при этом еще нес груз боли других людей, который не уменьшался, а только прибавлялся.

К этому уникальному опыту больной человек может приобщиться, если перестанет задавать себе вопрос «Почему именно я заболел?» и скажет Богу: «Да будет воля Твоя! Я хочу увидеть то, что Ты мне хочешь показать». А у родственников больного человека есть уникальная возможность наконец-то на деле показать, что они действительно его любят. Это непросто, зато это по-настоящему.

Важно не привыкать

— Вам как священнику обычное человеческое сочувствие, эмоциональная реакция помогает или мешает общаться с больными и их близкими?

— В общении с больными эмоции должны быть на втором плане. Это же самое я говорю и прихожанам, которые очень тяжело переживают общение с заболевшими родственниками, особенно с теми, кто страдает старческими недугами. Ведь больные люди порой ведут себя нехорошо, находят очень едкие слова. Но если ты общаешься с больным человеком на эмоциональном уровне, ты колоссально тратишься духовно, психологически. И своими эмоциями ты сам себя связываешь. Когда я работал на «Скорой помощи», нельзя было ахать и охать при виде той или иной страшной трагедии — тут нужно взять себя в руки и делать свое дело. Твои эмоции в данный момент никому не нужны — тебя позвали, чтобы ты помог. Вот после того, как ты помог и закрыл за собой дверь, можешь расслабляться и плакать — но не там, где твоя помощь нужна. Поэтому стараюсь эмоционально не вовлекаться, несмотря на то, что некоторые ситуации поражают — когда дети болеют, я, будучи сам отцом, не могу относиться к этому совсем без переживаний.

Читать еще:  Коврик в ящик для кухни, терка Икеа как вытащить контейнер

— Знакомо ли Вам так называемое выгорание? Если да, как Вы с ним справляетесь?

— Мне кажется, важно не привыкать к этим ситуациям. Ведь больные — люди очень интересные. Особенно если болезнь уже в необратимой фазе, жизнь человека становится настолько спрессованной, он освобождается от разной «шелухи». Я воспринимаю это как книгу, которую мне Господь дает прочитать, чтобы я понял смысл жизни. Не могу сказать, что это именно утомляет. Поэтому не могу сказать, что выгораю. Хотя раньше что-то подобное было — опять же, из-за эмоций, особенно с детьми, когда видишь, как они быстро взрослеют. Вот мальчишке семь лет, а он уже очень взрослый по уровню сознания, он выстрадал себе эту взрослость. И вот он уходит — а он тебе стал уже другом за время вашего знакомства, ведь вы с ним общались по-серьезному. Эти потери, конечно, переносить тяжелее.

— Отец Андрей, так или иначе, Вы в разговоре затрагиваете сферу иррационального. В начале беседы Вы назвали женщину, о которой рассказывали, святой. Не боитесь ли выражаться так однозначно: «святой» или «чудо»?

— А восприятие чуда вообще очень субъективно. Многие ведь остаются скептиками по отношению к чудесам, описанным в Евангелии. Кто-то сомневается в святости общепризнанных святых, а кто-то провозглашает святость людей очень сомнительных и с нравственной, и с церковной точки зрения. Я говорю о своем личном опыте — когда святость не спутаешь, когда ты вот этой бабушке руки хочешь целовать потому, что она распространяет такой мудрый покой.

Вот где смирение — ей умирать через день, а она спокойная и радостная.

Как еще назвать такого человека? У нее нет зла в сердце, у нее все хорошие.

И это не только бабушки. Помню совсем еще не старую женщину, которую я приходил причащать, у нее все время была улыбка на лице. Я ее спросил: «Почему Вы улыбаетесь?» Она ответила: «Потому что мне Господь столько явил в этой болезни! Я должна была умереть десять лет назад. А вместо этого вырастила дочь — когда я заболела, ей было восемь лет, мой муж нас бросил. Как врач, я представляла, сколько могу прожить. И молилась только о том, чтобы Господь дал мне возможность вырастить ребенка». Вот такие случаи меня убеждают, что Господь особенно близко к этим людям.

Об иконе «Всецарица»

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мая «Все­ца­ри­ца» (по-гре­че­ски – «Пан­та­насса») на­хо­дит­ся на Свя­той Го­ре Афон в Гре­ции. Эта ико­на, неболь­шая по раз­ме­рам, на­пи­са­на в XVII ве­ке и, по пре­да­нию, бы­ла бла­го­сло­ве­ни­ем из­вест­но­го на Афоне стар­ца Иоси­фа Ис­их­а­ста сво­им уче­ни­кам.

На иконе изо­бра­же­на Пре­чи­стая Де­ва в баг­ря­ном оде­я­нии, вос­се­да­ю­щая на цар­ском троне. На ру­ках Ее – Бо­гом­ла­де­нец со свит­ком в ле­вой ру­ке и бла­го­слов­ля­ю­щий дес­ни­цей. Пра­вой ру­кой Бо­го­ро­ди­ца ука­зы­ва­ет на Сво­е­го Цар­ствен­но­го Сы­на, как на Спа­си­те­ля всех людей. На зад­нем плане – два ан­ге­ла, осе­ня­ющие кры­ла­ми Пре­чи­стую Де­ву.

Со­глас­но древ­не­му мо­на­стыр­ско­му пре­да­нию, од­на­жды к иконе по­до­шел юно­ша и при­нял­ся что-то невнят­но бор­мо­тать. Внезапно лик Бо­го­ма­те­ри вос­си­ял див­ным све­том, ка­кая-то си­ла от­бро­си­ла мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, и он упал на­земь. Под­няв­шись, он в стра­хе под­бе­жал к стар­цам–ино­кам и при­знал­ся им, что вел нече­сти­вую жизнь, за­ни­мал­ся кол­дов­ством и при­шел в мо­на­стырь, чтобы про­ве­рить си­лу сво­ей ма­гии на ико­нах. Случившееся у ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы чу­до на­все­гда от­вра­ти­ло юно­шу от кол­дов­ства, он встал на путь покаяния и изменил свою жизнь. Чу­до­твор­ный об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри «Все­ца­ри­ца» по­чи­та­ет­ся как на Афоне, так и да­ле­ко за его пре­де­ла­ми. Про­явив свою чу­до­твор­ную си­лу впер­вые про­тив вол­шеб­ных чар, «Все­ца­ри­ца» име­ет и бла­го­дать ис­це­ле­ния боль­ных ра­ком.

11 ав­гу­ста 1995 го­да спи­сок чу­до­твор­ной ико­ны «Все­ца­ри­ца» при­был в Рос­сию – в мос­ков­ский дет­ский он­ко­ло­ги­че­ский центр на Ка­шир­ке. На мо­леб­нах Бо­жи­ей Ма­те­ри «Все­ца­ри­це» мо­лят­ся боль­ные де­ти и их ро­ди­те­ли с на­деж­дой на небес­ную по­мощь За­ступ­ни­цы и Це­ли­тель­ни­цы.

В 1997 году один из списков иконы «Всецарица» был пожертвован в московский Новоспасский монастырь и почитается как чудотворный и мироточивый.

В связи с многочисленными сообщениями об исцелениях от раковых заболеваний, переданных вместе с медицинскими заключениями, в Московскую Патриархию из Екатеринбургской епархии в 2004 году, один из списков иконы «Всецарица» из Свято-Троицкого мужского монастыря в селе Тарасково был включен в число местночтимых икон епархии.

31 августа 2017 г.

Протоиерей Андрей Битюков родился в 1978 году. Имеет медицинское образование. Работал санитаром в хосписе и фельдшером на «Скорой помощи». К медицине пришел в юности, познакомившись в только открывшемся после советского периода Андреевском соборе на Васильевском острове с профессором хирургии из 1-го Медицинского университета Ниной Николаевной Артемьевой, которая посоветовала ему после окончания 9 класса поступить в медицинское училище, получить профессию. Она же пригласила Андрея в свою клинику помогать ей во время операций. После окончания училища Андрей по совету своего духовника протоиерея Василия Ермакова поступает в Санкт-Петербургскую духовную семинарию.

В 2003 году Андрей Битюков был рукоположен в священный сан. Тогда же настоятель Андреевского собора протоиерей Александр Швец (ныне покойный) пригласил его служить в часовне, открытой в 1-м СПбГМУ им. И. П.Павлова по инициативе Н. Н. Артемьевой. Когда по соседству был построен Институт детской гематологии, его администрация выделила одно из помещений под храм, который в 2007 году был освящен в честь мученицы Раисы Александрийской, и отец Андрей был назначен настоятелем.

Случаи излечения от рака 4 стадии: невероятные истории. Реальность или вымысел?

Рак, или злокачественная опухоль развивается в организме в результате появления атипичных клеток, которые делятся с неконтролируемой высокой скоростью. Это ведет к увеличению опухоли, ее прорастанию сквозь ткани, до самых кровеносных сосудов. Здесь клетки легко попадают в общий кровоток и разносятся по всему организму, оседая в самых отдаленных органах. Возникают вторичные образования – метастазы.

Статистика

Лечение рака в стадии с метастазами чаще всего становится неэффективным. Положительные результаты возможны и здесь, но для этого нужно фанатичное желание выжить. Если раком заболевает сотни тысяч людей ежегодно, то случаев исцеления на последней стадии за 50 лет насчитывается десятки.

Стадии рака

Диагностируется нулевая степень (самая успешная для полного излечения) и последующие 4 стадии. При каждой образование достигает определенных размеров, имеются свои темпы распространения.

Последняя стадия становится самой тяжелой, повреждаются не только источники опухоли, но и соседние отдаленные органы. Признаками 4 стадии становятся:

  • состояние лихорадки с высокой постоянной температурой;
  • гнетущие постоянные боли, которые не снимаются анальгетиками;
  • слабость и усталость, при которой больной постоянно ощущает сонливость;
  • истощение и потеря аппетита;
  • появление кровотечений и нарушение работы основных систем организма – ЖКТ, мочевыделительной, легочной.

Размеры опухоли отодвигаются на задний план, состояние определяется метастазами. Именно они вызывают поражение мозга, легких, печени и костей.

Может ли помочь операция

Выздоровление больного полностью зависит от распространенности процесса. У хирургов есть 2 способа воздействия на процесс:

  • Антибластика – полное иссечение опухоли.
  • Абластика — принцип, направленный на предотвращение рецидивов и распространения опухоли путем иссечения очага вместе с лимфоузлами и сосудами единым блоком, в пределах здоровой ткани.

На начальных этапах радикальное лечение имеет самую большую эффективность – более 90 %. На 4 стадии этого ждать невозможно, процесс необратим, потому что сам орган инфильтративно разрушен, имеются во множественном количестве метастазы.

Только полноценное удаление опухоли и метастазов способно обеспечить излечение 4 стадии. Иногда это бывает возможно. Хирург может удалить большее количество смежных тканей и структур, например, при мастэктомии. Но чаще выделение мутированных масс становится невозможным и иссекается только часть патологического новообразования.

Основным способом лечения 4 стадии становится паллиативная терапия. Она помогает только устранить симптомы и облегчить состояние больного. В нее входит химиотерапия, иммуно-, лучевая, радиотерапия, которые при определенных опухолях очень эффективны. Неоперабельные формы удаляют только по жизненным показаниям: устранение кишечной непроходимости, задержки мочи, кровотечения.

Терапия на 4 стадии

Основные принципы лечения сводятся к следующему:

  • Иммунотерапия – применение цитокинов и моноклональных антител, которые повышают защитные функции организма для борьбы с атипичными клетками. Целостность здоровых тканей не нарушается, и нет побочных эффектов. Препараты подбираются индивидуально. Недостаток – продолжительность лечения для достижения результатов.
  • Радиотерапия или лучевая терапия – в основном применяется при онкологии костей. Гамма-лучи уничтожают атипические клетки в стадии активного размножения.
  • Протонная лучевая терапия – имеет большое преимущество: поток протонов действует очень направленно и практически не задевает здоровую ткань.
  • Для замедления роста опухоли, особенно костной, почти всегда применяется химиотерапия. Это лечение цитостатиками.
  • Лазеротерапия – послойное рассечение опухоли с одновременной коагуляцией тканей. Рассеивание раковых клеток при этом прекращается.
  • Криотерапия – источник заморозки (закись азота) подводят к опухоли и воздействуют на нее критически низкой температурой.
  • Также на опухоль можно оказать влияние точечно током высокой мощности.

Случаи самоизлечения от рака

Явление самоизлечения носит название синдрома Перегрина. Такие случаи спонтанного выздоровления описаны в литературе. Эта регрессия происходит без вмешательства врачей. Она может быть полной или частичной.

Название дано потому, что в 13 веке жил святой по имени Перегрин. В молодом возрасте у него была обнаружена костная опухоль больших размеров. Лечил он себя только молитвами и по церковным документам, умер уже в возрасте 80 лет, будучи излечившимся от опухоли.

Сегодняшняя ситуация

Она такова, что, по мнению ученых, лекарство от рака не будет создано еще в течение ближайших 20 лет, как минимум. Огромное значение имеет иммунитет больного. Также важны традиционные виды лечения и психологическое состояние пациента.

Хотя говорить об этом сложно, человек бывает раздавлен своим диагнозом. По исследованиям с 1960 г. опубликованы списки излеченных онкологических больных, у которых диагноз был подтвержден гистологически:

  • На первом месте среди таких случаев стоит такой рак почек, как гипернефрома. Отмечено около 70 случаев выздоровления.
  • На втором месте рак крови (лейкемия) – вылечились 53 пациента.
  • Нейробластома на третьем — 41 случай.
  • Ретинобластома – 33 случая.
  • 22 женщины вылечились от рака молочных желез без врачей.
  • У 16 мужчин произошел саморегресс рака яичек.
  • При меланоме описано 69 случаев исцеления.
Читать еще:  Чем брить голову наголо: сколько бритых голов?

Все остальные случаи исцеления составляют менее 10, поэтому говорить об этом как о закономерности нельзя. Теоретически это могло быть и медицинской ошибкой. Случаев излечения от рака пищевода 4 стадии, например, зарегистрировано не было вообще.

Рак желудка

При 4 стадии используют паллиативную химиотерапию. Иногда экстренно может проводиться гастроэнтеростомия – для восстановления продвижения пищи по ЖКТ. Случаи излечения рака желудка 4 стадии известны. Особенно часты такие примеры у больных, лечившихся в Японии по системе Ниши.

Рак пищевода

Рак пищевода 4 стадии протекает тяжело, никакому лечению не подлежит даже в экстренных ситуациях. Случаев излечения не было зафиксировано. Паллиативная терапия лишь устраняет симптомы, совершенно не затрагивая их источник. Лечение может лишь продлить жизнь на какое-то время и сделать ее приемлемой, уменьшив постоянные боли.

Достоверно известные случаи излечения

Самый известный случай излечения от рака 4 стадии – болезнь и выздоровление велогонщика Лэнса Армстронга. Ему в 1996 г. был диагностирован рак яичек на последней стадии. Через 2 года он оказался здоров и вернулся в большой спорт.

Зарегистрированы случаи излечения от рака 4 стадии на так называемом эффекте плацебо. Больной, не зная своего диагноза, лечится от других патологий и выздоравливает. Например, описан следующий случай выздоровления пациента. Профессор-онколог из Московского университета консультировал больных в Казахстане в 70-х годах. На приеме у одного из пациентов была обнаружена неоперабельная форма рака гортани. Специалист назначил обычное симптоматическое лечение, не называя диагноза. Через 5 лет этот же пациент пришел к профессору поблагодарить его, будучи совершенно здоровым.

Об этом же говорит отзыв об одном случае: пока женщина не знала своего диагноза, она в гинекологии лечилась от воспаления матки. Затем ее перевели в онкологию и дали на руки карточку с диагнозом. Когда она прочитала «вердикт», у нее опустились руки, и она умерла дома через полторы недели.

Также описан случай излечения женщины на 4 стадии рака, когда она своего диагноза не знала. При первой же операции, разрезав брюшную полость, опухоль не тронули, было отмечено множественное поражение органов. Женщина не знала своего диагноза и прожила еще 5 лет. Обратилась к врачам уже по поводу аппендицита, опухоли у нее не было.

Живой пример случая излечения от рака 4 стадии желудка — жизнь яхтсмена Джейсона Макдональда, которому дали прогноз жизни на 3 месяца. Выслушав приговор врачей, он пустился один в кругосветку на яхте. Вылечили его полностью новые условия жизни – суровое море, простая грубая пища и отсутствие излишеств.

Как бы это странно ни звучало, но рак излечим – история излечения рака 4 стадии американской кинозвезды Майкла Дугласа доказывает это. Онкология горла у него дошла до 3 или даже 4 стадии, но он смог выкарабкаться благодаря поддержке своих близких.

В материалах онкологического центра «Европейская клиника лечения рака в Москве» описан случай излечения больного Алексея, у которого также был диагностирован рак кишечника 4 стадии. Он просто поверил своему лечащему онкологу Андрею Пылеву и не поехал в Израиль, сдав билеты. Провел несколько операций, 6 курсов химиотерапии. Буквально заставлял себя двигаться и заниматься работой и семьей. Моральное состояние было страшным. Когда все метастазы локализовались в одной доле печени, была проведена еще одна операция – двухэтапная резекция печени. Он согласился на нее с ничтожным количеством шансов. Терять ему было нечего. Доказывает о том, что рак излечим, история излечения рака 4 стадии Алексея. Он полностью вырвался из паллиатива! Это совершенно иной формат, когда опухоли не стало вообще. Об этом говорит лечащий хирург Андрей Пылев.

Реальные случаи излечения от рака 4 стадии существуют. У популярного автора детективов Дарьи Донцовой была диагностирована онкология груди 4 степени. Прогнозировал профессор ей только 3 месяца жизни. Сама Донцова вспоминает, что она просто сказала себе, что такого не может быть, ведь у нее 3 детей, мать, кошки и собаки. Писательница настроилась на победу. Она прошла не только операцию, но и лучевую, и химиотерапию.

Излечение от рака 4 стадии произошло у артистки Юлии Волковой, которая узнала о своем диагнозе в 2012 г. Обсуждать это ей не хотелось ни с кем. Она прошла ряд операций и только через несколько лет призналась об этом публично. В результате операции потеряла голос, могла только шептать. Перенесла еще 3 операции по восстановлению связок в Германии и Корее. Сейчас Юлия даже иногда выступает.

Еще одна история излечения рака 4 стадии. У Кайли Миноуг, певицы из Австралии, во время гастролей по Европе в 2005 г. в 36 лет выявили онкологию груди. Звезда сразу же прошла операцию и в течение 8 месяцев – химиотерапию. Кайли Миноуг заставила себя бороться, хотя казалось, что земля ушла из-под ног.

Жизнь известного телеведущего Юрия Николаева, который несколько лет боролся с онкологией кишечника и победил, доказывает, что излечение рака 4 стадии с метастазами возможно. А ведь данная патология практически неизлечима. Юрий Николаев говорил, что мир вокруг сразу почернел в одночасье, но он сумел побороть отчаяние. Перенес ряд операций и другие мероприятия, входившие в курс терапии.

Реальное излечение 4 стадии рака произошло с Шэрон Осборн – женой известного рок-музыканта Оззи Осборна. Имея онкологию толстой кишки, она в 2012 году превентивно удалила и молочные железы.

Пример излечения рака 4 стадии с метастазами – болезнь и выздоровление Лаймы Вайкуле. В 1991 г. во время гастролей по Америке ей был поставлен диагноз рак груди в последней стадии. Шансов на выздоровление было мало. После излечения она рассказывала, что диагноз заставил пересмотреть ее взгляды на жизнь. Звезда отличалась тяжелым характером, была резкой, грубой и не любила многих людей. После лечения певица резко изменилась по характеру и отношению к окружающим.

Чудесное излечение от рака 4 стадии произошло с Родом Стюартом. Британский певец в июле 2000 г был прооперирован по поводу рака щитовидной железы, прошел несколько раз химиотерапию. В январе 2001 г. был полностью вылечен и живет до сих пор. Тогда Род посмотрел на свое состояние как на знак свыше, и полностью пересмотрел свою жизнь.

Другой пример излечения – канадский бегун Терри Фокс. В 19 лет лишился ноги из-за рака, но вылечился благодаря вере в победу и через несколько лет пробежал через всю страну с протезом, собирая средства на онкологические исследования.

Другие знаменитости, победившие рак: певица Анастейша, Анджелина Джоли, Кристина Эпплгейт, Хью Джекман, И.Кобзон – боролся с раком 13 лет, Майкл Холл, Владимир Познер, Синтия Никсон, Владимир Левкин из группы «На-На», Борис Корчевников, Андрей Гайдулян, Валентин Юдашкин, Эммануил Виторган.

А сколько вылечившихся людей, фамилии которых не так знамениты!

Из чего состоит жизнь человека

Пополнять свою энергию человек может из 3 источников: питание, свет (окружающая среда) и мысли. При отсутствии 1 источника или его уменьшении другие 2 его обычно компенсируют. Этим и можно объяснить все те многие случаи, когда дедушка или бабушка курили до 90 лет и не заработали рак легких. Или дядя или тетя кушали масло ложками, ели всю жизнь свинину, жирную колбасу, пили спиртное и дожили до глубокой старости. Но в таких случаях никогда не говорят о том, как эти люди жили вообще и что они делали всегда правильно. Может, они жили на природе. Курили, но были скромны в еде, активны, добры к окружающим, имели позитивное мышление, ходили в церковь и сильно молились. Или заболевая, резко менялись в поведении, и компенсировали потерянные источники подпитки.

Доктор Ле Шан считает, что именно внутреннее состояние человека влияет на заболеваемость онкологией. Если он по каким-то причинам перестает видеть в своей жизни смысл, то организм реагирует на это раком. Особенно это характерно для активных людей, которые в силу тех или иных обстоятельств вдруг «сложили крылья».

Эти факты убедили врача, что рак – это поворотный момент в жизни человека, его последнее предупреждение, что все нужно менять. На эту тему он и написал свою книгу с многочисленными примерами исцеления.

Такого же мнения придерживается врач Берни Сигель в своих книгах. Часто бывает так, что человеку стоит только напомнить о близости смерти, чтобы это подстегнуло его думать и делать все иначе, просто потому, что «времени больше не будет», его в обрез.

Сегодняшние трудоголики нередко подавляют свое стремление к счастью. Почему так много говорят о позитиве? Потому что негатив имеет очень низкие вибрации, разрушающие организм. Нельзя забывать о себе и все класть на алтарь для детей, мужа и пр. Знаете ли вы, что было подмечено: женщины, чересчур опекающие своих детей, чаще других своих сверстниц заболевают раком груди.

Чудеса возможны, но они должны сопровождаться фанатичным желанием выжить. На 4 стадии остается слишком мало времени и сил, чтобы размышлять. Нельзя терять ни одного дня. Если верите в силу Всевышнего, то молитесь, горячо и искренне.

Исцеление от рака: реальные истории от читателей, отправьте свою

К нам на сайт постоянно приходят интересные и захватывающие случаи волшебного исцеления от рака. Ведь многие не верят, что от этого страшного недуга можно вылечиться, но как оказалось — это возможно. Мы расскажем самые интересные, невероятные случаи и примеры выздоровления.

ПРИМЕЧАНИЕ! Многие истории в интернете, рассказывают о чудесном исцелении шаманов, знахарей и лекарях. Нужно понимать, что о достоверности данных историй, можно только лишь догадываться. Ни в коем случае не отказывайтесь от традиционной медицины.

Лекарь

Здравствуйте! Сегодня хочется поведать вам, как я 30 лет назад смогла победить лейкемию. Победила не совсем я, а мне в этом помог мой отец, который постоянно был рядом. Мне тогда было 12 лет. Я была веселой и жизнерадостной девочкой, любила ходить в школу и гулять с друзьями.

Но как помню, мне в последние несколько месяцев становилось все хуже и хуже. Я становилась раздражительной, сильно похудела и постоянно уставала. В первый раз что-то неладное заметила мама. Она увидела, что я в обед постоянно сплю по 3-4 часа. Сначала родные подумали, что я сильно уставала в школе и на кружках, но через несколько недель я сильно похудела, и отец повел меня к врачу.

Читать еще:  Фото органов человека где что находится женщины: строение живота мужчины

Доктор по началу предположил, что это обычная простуда. Температура и правда была немного повышенная. Он отправил меня сдавать какие-то анализы. Дальше толком не помню ничего, так как с врачом общался мой папа. Через несколько дней я упала в обморок. Это было очень странно, ведь я находилась дома и это не был солнечный удар.

Позже я это рассказала отцу, так как дома в тот момент никого не было. Он сразу же собрал меня, и мы пошли к врачу. Врач сидел и крутил головой из стороны в сторону, и смотрел на бумажку с результатами анализа. Его очки сползли на нос, и он был немного ошарашен.

Доктор ничего толкового не сказал и только ответил, что нужно провести дополнительные исследования. Целый месяц я практически через день ходила в больницу и что-то сдавала, делали рентген и много чего еще.

В пятницу, в июне месяца, как помню сейчас, мы как всегда с отцом направились в клинику за результатами. Врач позвал только моего папу в кабинет, а я осталась сидеть в холодном коридоре. Через пол часа отец вышел весь бледный и мы пошли домой. На любой мой вопрос он молчал и ничего не говорил, будто язык проглотил.

Мама как я помню плакала сильно и на тот момент я уже все понимала. Не про рак конечно же, а то что со мной что-то не так. Родители рассказали мне про лейкемию позже, когда мне стало еще хуже. На тот момент у отца были какие-то сбережения, и он повез меня в Москву, где на тот момент были лучшие онкологи.

Приехав в Москву доктора провели дополнительные исследования и диагноз подтвердился — рак крови. Помню, что в той больнице хорошо кормили, но после курса химиотерапии, есть мне больше очень долгое время не хотелось.

С каждой неделей мне становилось все хуже и хуже в этой клинике. Я просила отца отвезти меня домой. Он постоянно был со мной рядом и поддерживал. Пытался улыбаться, чтобы меня не расстраивать, но я видела, как на глазах у него наворачиваются слезы.

В конце осени врачи сообщили, что они ничего не могут сделать, а дальнейшее лечение бессмысленно и только ухудшает мое состояние. Отец собрался и отвез меня домой, где меня ждала бледная и грустная мама. Помню, как она сильно постарела к тому моменту, как я приехала. Будто прошло лет 20, хотя она была молодой и красивой женщиной.

К тому моменту я практически не ела и еле ходила. Похудела настолько сильно, что мне страшно было смотреть в зеркало. Один раз посмотрела и просто не узнала себя — кожа да кости, а лицо земляного цвета, с синими мешками под глазами.

Помню, как отец ночью разбудил меня и повез куда-то за город. Была зима, холодно. Помню, как мама одевала меня в сотню одежд, чтобы я не замерзла в пути. Ехали мы долго, и я уснула в машине. Папа разбудил меня. Мы стояли в какой-то деревне, не помню как мы туда добрались.

Я настолько замерзла, что не могла встать и отец понес меня на руках. Отчетлива помню запах сырости и кошачьей мочи. Меня занесли в деревянный дом и отец положил меня на скрипучую металлическую кровать. Ко мне подошла старая беззубая бабушка. Она была очень неприятной внешности и плохо говорила.

Но от нее веяло какой-то теплотой, и я сразу согрелась, хоть в доме и было очень холодно. Волшебница (я ее так теперь называю) заставила меня выпить, какую-то зеленую и очень горькую жижу. Меня сразу вырвало, но бабушка настояла, чтобы я приняла еще.

Я пробыла у нее наверно с неделю. И в самом конце недели мне стало лучше. Ежедневно она наговаривала на меня странными словами и водила над моим лицом какой-то засохшей веткой. Потом отец отвез меня домой. К тому моменту мне стало гораздо проще ходить, и я не падала в обморок лежа в кровати.

Через две недели как наказала бабушка, мы должны были пойти к врачам и сдать анализы. Как помню, мы считали минуты и секунды, до момента результатов. Время длилось бесконечно. В конце концов врач огласил результат. Как помню, доктор был ошарашен, как и в первый раз и он ничего не мог понять. Он ответил, что с анализами все в порядке и болезни нет.

Нас заставили сдать анализы еще раз, так как была подозрение, что результаты неверные из-за сбоя оборудования. Мы сдавали кровь и прошли все обследования несколько раз, но лейкемии больше не было. Родители были очень рады, как и я. Отец даже напился в тот вечер, хотя он вообще не пьет.

Исцеление от рака — это было настоящее чудо для нашей семьи. Мой отец и родители пытались тогда отдать все свои сбережения бабушке, но она их не взяла. Она приняла, только мешок картошки, который отец насильно отдал бабуле.

К сожалению, но бабушки той уже нет и деревня уже пустая. Совсем недавно ездила к тому деревянному дому, где произошло излечение от рака, а Бог и бабушка мне подарили вторую жизнь. После поездки я решила написать эту историю, которая возможно даст надежду многим, что чудеса случаются.

С божьей помощью

Я хочу поведать вам историю, как у меня полностью излечилась карцинома желудка на 4 стадии. Я работал на стройке, довольно тяжелая работа. И в один не очень хороший момент, упал в обморок. До этого меня постоянно мучили боли в животе. У моего отца, как рассказывала моя мать, были постоянные проблемы с желудком. Он страдал язвой и постоянно лечил ее.

Я все думал, что это обычная язва и постоянно откладывал поход к врачу. Хотя моя жена меня постоянно ругала за это и пыталась отправить туда. В свое оправдание хочу сказать, что у нас тогда было 3 деток и я постоянно работал.

После обморока меня отправили домой. На следующий день мне стало хуже. Меня тошнило и рвало. Я все равно не хотел идти в больницу. Ночью мне стало еще хуже, и жена вызвала скорую. Меня положили в клинику, где начали обследование.

В общем и в целом мне поставили диагноз — онкология желудка четвертой степени. Врач и жена меня ругали, что я не обратился к врачу во время. Опухоль была уже размером с лимон и вросла в ближайшие стенки органов. Самое чудесное было, то, что я еще мог стоять на ногах и чувствовал по словам врачей еще нормально. Так как на данной стадии я уже должен валяться овощем в кровати.

Удалять опухоль не стали, так как это было бессмысленно. Я прошел 2 курса химиотерапии и облучения. Волос на голове у меня и так не было, так что многого я не потерял. Правда сильно похудел. Жена постоянно шутила, что я теперь выгляжу моложе лет на 15.

На месяц мне стало легче. Но позже я опять почувствовал сильную боль в животе. Как сказал Петр Иванович — мой лечащий врач¸ раковые клетки уже метастазировали в ближайшие органы и что вылечить рак уже невозможно. Метастазы проникли так глубоко, что вырезать эту гадость было невозможно.

В самом конце — как я тогда думал. Меня отправили домой «умирать». Меня перевезли в нашу квартиру, и жена постоянно хлопотала вокруг меня с детьми. Мне было не страшно умирать, мне было страшно оставлять их тут одних без моей помощи, с грузом горя.

Я был не крещеным, да и особо в бога не верил, потому что времени на это не было. Но в тот момент я стал молиться. Я никаких молитв не знал и просто просил у бога помощи. Помню говорил эти слова:

«Благодарю тебя Боже, за деток своих, за жену любящую. Спасибо, за работу, за кров и дом. Прошу не оставляй их одних, пусть у них все будет хорошо»

Я просил не за себя, а за них. Мне было страшно, что после смерти я оставлю их совершенно сиротами. Моя жена была верующим человеком, хоть меня в моем безбожии никогда не попрекала. Она считала, что к Богу нужно прийти самому, без навязывания.

Она пригласила батюшку к нам домой. Он прочитал несколько молитв, походил вокруг меня и резко остановился. Он подошел ко мне и сказал, чтобы я сейчас же ехал в церковь вместе с ним. Это было очень сложно, так как на тот момент я уже не ходил.

Мои друзья перевезли меня до церкви и на руках занесли туда. Помню, как мне было стыдно, что меня как маленького ребенка несут здоровые мужики. Батюшка, который заведовал там, начал молиться обо мне и читать проповеди. Меня оставили в церкви на целый день. А под вечер привезли домой.

Через несколько дней я на себе почувствовал, как мой организм исцеляется. Мне становилось все лучше. Мне стало проще есть. Я уже смог спокойно вставать на ноги и самостоятельно ходить в туалет. Через две недели мы поехали к доктору, и он провел обследование. Онколог увидел, что опухоль стала меньше, а метастазов уже не было.

Врач сказал, что болезнь надо победить и отправил меня к хирургам вырезать эту гадость, раз и навсегда. С Божией помощью, мне вырезали опухоль и провели еще несколько курсов облучения и химии. В данный момент я полностью здоров. Через месяц после лечения, я сходил и покрестился в церкви. И теперь постоянно ее посещаю не с просьбами, а с искренней похвалой к Христу нашему спасителю. Вылечиться даже от такого страшного недуга можно, не легко, но вполне реально.

Источники:

http://pravoslavie.ru/106078.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5c552b4886e4a700adce71a3/5daa55e8c49f2900b0a0fdd9
http://oncoved.ru/podderzhka-bolnyh/istselenie-ot-raka-realnye-istorii-ot-chitatelej-otpravte-svoyu

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector